RSS Eng

09 июня, 2011

RSS

Печать

Задача — сохранить семью

Задача — сохранить семью

Некоторые люди опорочили термин «ювенальная юстиция», поэтому он негативно воспринимается в нашем обществе, считает член Общественной палаты Олег Зыков. Ювенальная юстиция у нас рассматривается не в контексте процедур, которые могут быть эффективными или неэффективными в защите прав ребенка, а, значит и в защите прав его кровной семьи, а рассматривается термин сам по себе.

«Но говорить „за “ или „против“ мы ювенальной юстиции — некорректно. Это то же самое, если мы поставим вопрос: мы за педиатрию или против педиатрии», — сказал член Общественной палаты Олег Зыков на видеоконференции между Москвой и Екатеринбургом, посвященной проблемам ювенальной юстиции в России. Ювенальная юстиция есть в любом государстве, где есть дети. «Это совокупность законов, норм, процедур адресованных в государстве детям», — отметил Зыков. «Можно говорить исключительно о том, каково качество законов», — подчеркнул он.

По мнению Зыкова, ювенальная юстиция должна быть направлена на защиту прав ребенка, а «лучшая форма защиты ребенка — это защита прав его кровной семьи», — еще раз отметил он.

«Считается, что ювенальная юстиция поощряет рецидив преступности детей, но там, где у нас развиваются ювенальные технологии, снизилась такая преступность», — рассказал он собравшимся. «Правовое государство — это государство с сильной судебной системой. Суд должен защищать семью. А у нас есть территории, где суд поддается материалам органов опеки, и ребенка отбирают», — продолжил Зыков, а специализированные ювенальные суды позволят каждое дело рассматривать индивидуально.

Та система, которая существует у нас сейчас — страшная и не защищает, а разрушает семью. «Это можно назвать ювенальной юстицией, можно социальным патронатом, или как—то еще, суть от этого не изменится. Она разрушает семьи», — подчеркнул член Общественной палаты Борис Альтшулер. Для того, чтобы повернуть ситуацию к лучшему, необходимо, чтобы все российские социальные службы работали для помощи семье, по стране создавались профильные службы социализации«, — считает Борис Альтшулер.

«Сейчас только ленивый не обсуждает эту тему», — продолжил представитель Екатеринбурга, руководитель Аппарата Уполномоченного по правам ребенка Свердловской области Игорь Мороков. «С одной стороны есть ряд положительных моментов, например, в Свердловской области отобранных детей уменьшилось на 30% за прошлый год, на 21% уменьшилось количество лишения родительских прав, с другой стороны — сталкиваемся с проблемами, — рассказал Игорь Мороков.- Например, позавчера, столкнулись с ситуацией усыновления ребенка. Есть семья: два брата и одна сестра. Одного из мальчиков хотят усыновить. С одной стороны закон говорит, что семью разбивать нельзя, с другой стороны — есть право и одного ребенка. Нужно решить вопрос и в рамках закона, и в интересах ребенка».

«Родителями в Свердловской области ювенальная юстиция воспринимается отрицательно, термин достаточно себя дискредитировал. Надо, наверное, пользоваться другими оборотами», — считает отец Дмитрий Моисеев, духовник Центра защиты материнства «Колыбель», поскольку рассматривается как извлечение детей из семьи и как доносительство детей на родителей. О том, что термин нужно убрать, говорил и представитель екатеринбургской ассоциации городских родительских комитетов, поскольку он вызывает «разложение» в российском обществе.

Проблема не в терминах, считает член Общественной палаты Надежда Вавилина, а в ответственности. Нужна ответственность и семьи, и детей. «Пришло время, учитывая конкретные новые нормы, привести в порядок Семейный кодекс, а может, и создать новый», — сказала член ОП. Кроме этого, Надежда Вавилина предложила восстановить институт детства, обладающий широкими возможностями по работе с разными детьми.

Руководитель Общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности Ольга Леткова отметила, что нужно говорить не только об ответственности родителей, но и ответственности государства переда родителями за невыполнение социальных стандартов. По ее мнению, самое важное для российских семей — это духовно-нравственное возрождение и создание достойных условий жизни для семьи: достойная работа для родителей, жилье и т.д., а социальный патронат и ювенальная юстиция, которые сегодня существуют в России, ведут к разрушению ребенка и потере будущего поколения.

Подводя итоги дискуссии, Борис Альтшулер отметил, что все собравшиеся — единомышленники. «За семью здесь все», — подчеркнул он. И еще раз добавил, что необходимо все социальные службы направить на системную работу с семьей, а не на отбирание детей.

В свою очередь Олег Зыков отметил, что всех не устраивает та ювенальная юстиция, которая сегодня так в законе не называется. Сам спор о термине — бессмысленен. «Мне совершенно все равно, как это будет называться, — сказал он. — Главная задача — сохранение кровной семьи».

Пресс-служба Общественной палаты РФ

Пресс-служба Общественной палаты РФ

Теги: Борис Альтшулер, Олег Зыков, семья и дети

Оставьте свой комментарий

Чтобы оставить комментарий, вы должны войти или зарегистрироваться

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться