RSS Eng

История Матвея

28 января 2016 года

На данной странице опубликована та часть материалов, находящихся в распоряжении общественной проверки, которые находятся или ранее находились в открытом доступе или участники которых предупреждены об использовании материалов для всеобщего пользования.

                                                     Предварительное заключение

                                     по результатам общественной проверки по ситуации,

             описанной в публикации Ольги Синяевой на Facebook от 22 ноября 2015 года



В рамках общественной проверки от 23 ноября 2015 года были взяты интервью у следующих граждан (личные интервью, телефонные интервью или видеоинтервью):

— Зинаида Юрьевна Каминская — Старший помощник руководителя Следственного управления Следственного комитета России по Тульской области;
— Ольга Анатольевна Большакова — начальник территориального отдела опеки и попечительства по г. Туле Министерства труда и социальной защиты Тульской области;
— Анатолий Александрович Корсунский — Главный врач ГБУЗ ДГКБ № 9 им. Г.Н.Сперанского Департамента здравоохранения Москвы, д.м.н., профессор, заведующий кафедрой педиатрии и детских инфекционных заболеваний педиатрического факультета ПМГМУ им. И.М. Сеченова;
— Людмила Иасоновна Будкевич — заведующая 6-м хирургическим отделением ГБУЗ ДГКБ № 9 им. Г.Н.Сперанского Департамента здравоохранения Москвы, д.м.н., профессор, врач- высшей категории, Лауреат Государственной премии;
— Людмила Ивановна Котик — главный врач Тульской детской областной клинической больницы, главный педиатр министерства здравоохранения Тульской области;
— Наталья Алексеевна Зыкова — Уполномоченный по правам ребенка в Тульской области;
— Наталья Васильевна Сарганова — потенциальная приемная мама Матвея;
— Татьяна Николаевна Жучкова — дочь Н.В. Саргановой;
— Светлана Геннадьевна Яшина — начальник отдела опеки, попечительства и патронажа УСЗН района Ясенево г. Москвы;
— Алена, администратор группы ВКонтакте «Мама Матвею»;
— Светлана, волонтер группы ВКонтакте «Мама Матвею».

Были изучены следующие документы, письма и обращения:

1.Информационная справка по пациенту Захаренко Матвею, заместитель главного врача по хирургии ДГКБ № 9 им.Сперанского Г.Н Рыжова Е.А.
2. Письмо 55-к-22/10547и от 23.12.2015 Правительство Тульской области, заместитель председателя правительства Тульской области М.В.Левина.
3. Обращение от 24.12.2015 «ДЛЯ ЮЛИИ ЗИМИНОЙ — письмо ПРОТИВ УСЫНОВЛЕНИЯ МАТВЕЯ Н.ТУПЯКОВОЙ».
4. Обращение от 23.12.15 «Матвей Захаренко».
5. Обращение на сайт «Ванечка.рф» от 8.12.15.
6. Письма с одинаковым текстом от неравнодушных волонтеров от 3.12.15, 4.12.15 и пр.
7. Материалы, переданные волонтерами и гражданскими активистами (в т.ч. аудиоматериалы, видеоаметриалы, сканы документов, переписки и публикации в социальных сетях, на форумах и пр.).

По указанному в публикации Ольги Синяевой на Facebook от 22 ноября 2015 года было установлено следующее (ПРОСИМ ОБРАТИТЬ ВНИМАНИЕ, ЧТО СЕРЫМ ЦВЕТОМ ВЫДЕЛЕНЫ ТЕКСТЫ ПУБЛИКАЦИЙ НА СТРАНИЦЕ ОЛЬГИ СИНЯЕВОЙ В FACEBOOK):

Не прощай, Матвей!

Полгода мы об этом молчали, боялись, как бы не сделать мальчику хуже, но дальше уже так продолжаться не может.

Год назад в тульском роддоме у 19-летней мамы родился здоровый 3-х килограммовый малыш. Его назвали Матвей. Вот только «желтушка» врачам не понравилась. Трехдневного младенца положили на фототерапию, под лампу, которую накрыли пеленкой, нарушая все меры пожарной безопасности, и ушли. Лампа взорвалась — произошел пожар. 12 минут новорожденные горели заживо. Матвей получил 75% ожогов тела и 15% внутренних органов, но случилось чудо, и он не умер. Обезумевшая от горя мать от мальчика отказалась. Анкету Матвея поместили в Федеральную базу данных детей, оставшихся без попечения родителей.

16 ноября 2015 г. Матвею исполнился 1 год.


При проведении сеанса фототерапии новорожденным детям над кроватками, где находятся новорожденные, помещается лампа для фототерапии. В ходе следствия установлено, что медицинская сестра установила лампу для фототерапии над кроватками с двумя новорожденными и накрыла эту лампу пеленкой, а в непосредственной близости от нее поставила другой нагревательный прибор Луч тепло, который проводил процедуру обогрева третьему ребенку. Именно от воздействия высокой температуры на лампе загорелась пеленка. Взрыва лампы для фототерапии в ходе следствия установлено не было.


Уже целый год группа ВКонтакте «Мама Матвею» собирает средства на предметы гигиены, ездит за малышом по больницам и борется за его право жить и воспитываться в семье. Из всей нашей многомиллионной страны нашлась только одна женщина, которая не испугалась тяжелой ноши и искренне захотела стать новой мамой Матвею. Наталью Тупякову многие знают по «совсем нерождественской истории» с девочкой Надей, которую она вместе с известным психологом Людмилой Петрановской вызволяла из ДДИ в Ленинградской области.

Группа ВКонтакте «Мама Матвею» существует с июня 2015 года. Соответственно на момент создания публикации сбор помощи и поездки по больницам происходят не более полугода.

На момент 22 ноября 2016 года направление на посещение Матвея З. выдано Н.В. Саргановой, которая с лета 2015 года посещает мальчика, а также она и члены ее семьи находились с ребенком в больнице в Москве. Таким образом, установлено, что на момент публикации есть еще одна женщина, которая не только готова воспитывать этого ребенка, но и ухаживает за ним в больнице. При этом у Н.В. Саргановой документы оформлены надлежащим образом, врачи ДГКБ № 9 им. Г.Н. Сперанского хорошо отзывались о ее навыках по уходу за ребенком. Необходимо отметить, что Н.В. Сарганова продолжала ухаживать за ребенком и в тот период, когда несколько месяцев у мальчика не было статуса оставшегося без попечения родителей, и принять его на воспитание в семью было невозможно. Статус снова появился у малыша только 21 ноября 2015 года. А 22 ноября 2015 года появилась вышеуказанная публикация Ольги Синяевой в социальной сети Фейсбук.

 


Мы, Ольга Синяева и Ольга Будина, не так давно побывали в гостях у Натальи. Эта женщина произвела на нас сильное впечатление. Она буквально вдохнула жизнь в двух своих приемных дочек, на которых сиротская система поставила крест. Наташа не знает, зачем и почему она это делает. Она просто по-другому не может. Она готова была даже усыновить Матвея, она пыталась вернуть биологическую мать, она предлагала поселить ее у себя дома, лишь бы помочь малышу — но все не вышло.

Полгода Наталья, которая имеет соответствующий опыт и медицинское образование, постоянно навещает и поддерживает Матвея в больницах, пытается получить заключение о праве быть его приемной мамой.


В ходе интервью потенциального опекуна Матвея Н.В. Саргановой и членов ее семьи, а также сотрудников ДГКБ № 9 им. Г.Н. Сперанского было установлено, что Наталья Тупякова была у Матвея несколько раз (не более 6 раз) в период, когда ребенок поступил в больницу в октябре 2015 года, то есть интервал не более 3 недель за октябрь-ноябрь 2015 года. Наталья посещала ребенка в качестве волонтера. Ни врачам, ни Наталье Саргановой она не представлялась в качестве человека, желающего в дальнейшем взять ребенка на воспитание.

В качестве волонтера Наталья была только в московской больнице, в ГУЗ «Тульская детская областная клиническая больница» ребенка не посещала.

Именно в этот период в конце октября — начале ноября 2015 года и были сделаны фото и видео с Матвеем, которые в настоящий момент везде распространяются без согласований с представителями ребенка, то есть не в интересах ребенка, что является нарушением порядка распространения информации о детях, оставшихся без попечения родителей.

Уже 15 июля 2015 года после знакомства с анкетой ребенка и посещений Матвея Н.В. Сарганова написала свое согласие на прием ребенка в семью, но в августе биологическая мама Матвея отозвала предыдущее заявление, в связи с чем ребенок оказался без статуса, оставшегося без попечения родителей, необходимого для устройства в приемную семью. Также в июле биологическая мама Матвея заявила на телевидении, что думает о воспитании ребенка. Появился этот статус у мальчика только 21 ноября 2015 года после того, как органы опеки и попечительства вышли с соответствующим заявлением в суд об установлении факта отсутствия родительского попечения, и соответствующее решение вступило в силу.

 

 


Ей отказывают по причинам, которые по закону не являются препятствием для усыновления. Не мудрено, что отказывают.

В той части документа, которую Наталья разместила в интернете, есть пункт о том, что Наталья не сможет обеспечить усыновленному ребенку право на постоянное проживание в Москве. Это правда. Также речь идет об ухудшении условий для детей, которых уже воспитывает Наталья.

Остальных частей документа нет в открытых источниках.

Причинами для отказа, исходя из практики, также могут оказаться неготовность справки о доходах, проблемы с медицинскими документами, ненадлежащий уход за имеющимися опекаемыми детьми, недостаточная ресурсная база, невозможность оказывать должный уход предполагаемому ребенку, несовместимость детей уже воспитываемых и тех, кого хотят взять в семью и пр. — это останется между кандидатом в усыновители и специалистами местных органов опеки и попечительства. В данном случаем нет возможности дать оценку объективности причинам отказа.

 

 

 

Матвей оказался в центре паутины, где за «честь мундира» бьются тульские чиновники.

Необходимо отметить, что представители органов опеки и попечительства или органов власти Тульской области никак не могут повлиять на выдачу Заключения о возможности стать опекуном/усыновителем потенциальному замещающему родителю из Москвы. Этим занимаются районные органы опеки и попечительства по месту жительства в Москве.

 


2 июля 2015 Павел Астахов заявил, что мама Матвею нашлась. Как оказалось, мальчика прикрепили к Семейному детскому дому Саргановых в Туле. По нашим сведениям, он там будет 38 воспитанником. Точное число проживающих в доме установить сложно. Выросшие дети берут под опеку младших, оставаясь жить там же.

Такая форма воспитания ребенка как семейный детский дом в настоящее время в России отсутствует. Наталья Васильевна Сарганова — Депутат Тульской городской думы, приемная мама, воспитавшая в общей сложности за всю жизнь 38 детей. Многие уже создали свои семьи и живут отдельно. В настоящее время под опекой у Натальи Васильевны находится 2 детей. Наталья Васильевна с семьей проживает на окраине Тулы в частном секторе, на участке, где расположено несколько жилых домов, самый большой из которых площадью более 400 кв.м. Вместе с ней живут две дочери со своими семьями, взрослый сын, а также опекаемые дети. На территории участка есть несколько жилых домов, в одном из которых Наталья Васильевна планировала пребывать с Матвеем.

 

 


Еще пока неофициальному опекуну, Наталье Васильевне Саргановой на данный момент 56 лет, к моменту совершеннолетия Матвея ей исполнится — 74. Она почетный гражданин, член комиссии Тульской городской Думы по социальной политике, имеет ордена и награды — все хорошо, да только Матвея Наталья Васильевна сама себе, похоже, не выбирала. Во всех интервью последних лет она говорит, что больше не может брать никого в свой детский дом — старшие дети переживают за ее здоровье. Возможно, именно по этой причине настоящей материнской заботы Матвею не достанется, она и сейчас не чувствуется.

За время, которое Н.В. Сарганова посещала Матвея, имея направление на посещение мальчика, потенциальная приемная мама настолько привязалась к ребенку, что продолжала посещать его и легла с ним в больницу в Москве, даже несмотря на то, что официального статуса для устройства в семью на тот момент у ребенка не было уже несколько месяцев. Решение воспитывать Матвея Н.В. Сарганова принимала самостоятельно, взвешенно, посовещавшись с членами семьи.

 


В московскую больницу им. Сперанского вместо себя Наталья Васильевна прислала свою 19-летнюю воспитанницу, девушку-сироту, которая отложила учебу в ПТУ и оставила в Туле своего родного ребенка (она родила в 14 лет).

Наталья Васильевна легла в больницу с Матвеем, лежала с ним там достаточно долго, врачи положительно отзывались о ее навыках по уходу за Матвеем, и, когда ей необходимо было отъехать в Тулу, разумеется, она не могла оставить ребенка без присмотра, попросив свою приемную дочь несколько дней осуществлять уход за мальчиком.

 

 


Из Тулы в Москву Матвея привезли практически голым, волонтеры и Наталья Тупякова закупали здесь все, начиная от памперсов до гимнастического фитбола.

Не удалось найти ни одного факта, подтверждающего, что ребенка перевозили без вещей. Наталья Васильевна, которая ехала вместе с ним в специальной машине скорой помощи утверждает, что вещей и принадлежностей Матвея в машине было много.

Представители ГУЗ «Тульская детская областная клиническая больница» упоминали, что был период, когда ребенок находился в специальных силиконовых масках, которые нужны для соответствующей реабилитации при таких поражениях.

Потенциальная приемная мама Матвея Наталья Сарганова говорила о том, что к ней обращались волонтеры, спрашивали, что нужно купить ребенку, чем они могут помочь. Разумеется, она не предполагала, что в дальнейшем это будет поводом для кого-то подумать, что у ребенка ничего нет.

Памперсы — это расходный материал, они нужны всегда во всех детских учреждениях. Важно отметить, что у Матвея были специальные памперсы, специальные средства личной гигиены, поэтому большая часть той помощи, которую привезли в последствие волонтеры, пригодилась не только Матвею, но и другим детям.

 

 

 


С 21 октября малыш находится в московской больнице им. Сперанского, где его жизнь опять спасают.

Специалисты обоих медицинских учреждений (ДГКБ № 9 им. Г.Н. Сперанского и ГУЗ «Тульская детская областная клиническая больница») рассказывают о том, что лечение и реабилитация ребенка поделены на несколько этапов, в рамках которых хирургические вмешательства и пр. проходят в Москве, а часть реабилитации — в Туле. Неоднократно отмечали, что именно в Туле был удален зонд для искусственного питания, так как ребенок стал есть самостоятельно.


Здесь он снова ожил, научился держать головку и лежать на животе. А что творится с его душой?

Мы не можем однозначно утверждать, что должно быть нормой развития для того или иного возраста ребенка с такими поражениями, так как аналогичных случаев в мировой практике нет.

Как только волонтеры стали возмущаться происходящим с Матвеем, к мальчику их пускать перестали, чтобы они больше не портили чиновникам картину маслом и не придавали огласке факты халатного и безответственного отношения к ребенку.

Именно волонтеры, посещавшие ребенка, не имея на это разрешения, сделали фото и видео, которые до сих пор используются всеми для привлечения внимания к теме.

По сведениям одного из интервьюеров, после посещения большим количеством людей, самочувствие ребенка ухудшилось, в результате чего пришлось отложить очередную операцию.

Фактов халатного и безответственного отношения к ребенку также не выявлено. Если бы таковые имелись, ребенок бы вряд ли так успешно реабилитировался.

 

 

Матвей, уехав из Москвы 04.08.2015 на 3 месяца на реабилитацию в Тулу к своему назначенному опекуну, под контроль тульских медиков, вернулся обратно неузнаваемым: в свои 11 месяцев он не откликался на человеческую речь, не держал головку, не умел переворачиваться, у него был совершенно плоский затылок, сильные яктации, сросшиеся на левой руке пальчики, а в хирургических швах — грязь. Когда его взвесили, оказалось, что за эти 3 месяца, мальчик не только не набрал вес, а потерял 1 килограмм от своего предыдущего показателя, когда он лежал в Москве. 21/10/2015 он весил 5900 гр.

Не нужно быть врачом, чтобы понять, что если затылок у ребенка приплюснут, как сковородка — значит малыш все это время лежал на спине, на руки его никто не брал и даже не переворачивали; что если мальчик не реагирует на речь — значит с ним никто не общался; если он до сих пор не держит голову, а подвижность суставов на ручке и ножке теперь утрачены — значит не было сеансов массажа; что если у него в швах грязь — значит его элементарно не мыли; а если ручка его постоянно забинтована и находится в тугой лангетке — значит кто-то хочет скрыть, что пальчики на ней намертво срослись.


Нормы развития, принятые в общей практике, нельзя применять к этому ребенку. Матвей перенес травмы, практически несовместимые с жизнью. Это единственный случай в мировой практике. Поэтому мы не можем утверждать, должен ли он уметь держать головку или переворачиваться в таком возрасте, набирать или терять вес.

Разумеется, у ребенка, который лежал длительное время, будет плоский затылок. При такой площади поражений его ни в коем случае нельзя было брать на руки, тем более переворачивать, в течение нескольких месяцев.

Утверждения о грязи в швах также не получили подтверждения. Возможно, волонтеры и авторы текста имели в виду специальный раствор или мазь синего цвета, которые используют медики, и, не разобравшись, решили, что это грязь.

Утверждения о том, что срослись пальчики на левой ручке в Туле выглядят абсурдными, так как  состояние ручки характеризуется врачами как контрактура  запястья и возникла у него сразу же после случившегося в роддоме в ноябре 2014 года.

 


 


 

 


Все, что Матюша умел в октябре этого года, после лечения на своей малой родине — это метаться головой по кровати, от своих запредельных физических и эмоциональных страданий, потому что ко всему вышеописанному добавились госпитализм и депривация. Сколько раз мы видели эти мотания — яктации у детей-сирот, столько понимали — это их немой крик, это их «НЕТ!» вранью взрослых о том, что детям созданы все условия и все у них хорошо.

Никто из опрошенных в рамках проверки специалистов и экспертов, не подтвердил, что Матвей метался головой по кровати.

У тульских чиновников, похоже, своя правда и свой страх. Главное — не вызвать недовольство губернатора — миллиардера, члена бюро Высшего совета партии «Единая Россия», Владимира Сергеевича Груздева, который теперь решает судьбу чудовищно обгоревшего младенца.

Его подчиненные по-прежнему заявляют: «Матвей прекрасно себя чувствует и гулит...» Но он физически на это не способен, из горла у него торчит трубка — трахеостома. Бодро рапортуют, что «он ест из ложки и даже может перекладывать мячик из одной руки в другую...». Возможно, Владимир Сергеевич в это верит, но мы-то знаем, что у Матвея осталось от руки.

Вообще, в Туле с ответами — полный порядок. За произошедшее в роддоме никто не наказан. Зав. отделением роддома в тот же день, когда случился пожар, ушла на повышение в Тульскую областную Думу. Медсестра тогда дежурившая, до сих пор работает на том же месте, как и все остальные врачи. Главврач роддома, Елена Макарова, открыто заявляет, что своей вины в трагедии не видит, «к лампам претензий нет», к медперсоналу, похоже, тоже.

Получается, виноваты дети — сами и сгорели.


Медсестра, по вине которой произошла трагедия, не работает в этом учреждении и на момент 22 ноября не работала. В Следственном управлении Следственного Комитета Тульской области заявили, что она была обвиняемой по данному делу. Также среди обвиняемых была дежурный врач, которая не обнаружила место пожара после того, как сработала пожарная сигнализация.

Лампы не взрывались, пеленка, которой был накрыт ребенок, загорелась от рядом стоящего нагревательного прибора. Поэтому «к лампам претензий нет».

Следствие обвиняло двоих граждан — медсестру и дежурившего врача. В настоящий момент дело передано в суд.


Группа «Мама Матвею» собирается выходить на митинг за право ребенка иметь настоящую заботу и любящую маму рядом — Матвею это жизненно необходимо. Все остальные наши ресурсы исчерпаны.

Как только к решению этой ситуации стали подключаться высшие федеральные чиновники и власти Москвы, Тула в срочном порядке стала оформлять официальную опеку на Н.В. Сарганову.


На момент написания данной публикации единственным человеком, у которого есть полный комплект документов, и кто знаком с анкетой Матвея и не отказался после этого от посещений ребенка, является Н.В. Сарганова. Так как официальный статус у ребенка появился 21-го ноября 2015 года, а публикация создана 22 ноября 2015 года, можно сделать только вывод, что теперь пока единственный кандидат может дать или не дать свое согласие на передачу ребенка в семью. Нет необходимости делать это срочно, так как на тот момент Сарганова — единственный кандидат.

Теперь даже московские врачи меняют свои показания и оправдывают тульское здравоохранение. Но мы располагаем материалами с прямо противоположными высказываниями врачей, сделанными в первые дни появления Матвея в больнице им.Сперанского.

Ни одного источника, подтверждающего данный факт, не найдено.

Несчастный Матвей оказался в центре хитрой паутины, которая может завязаться на его шее, как удавка. Мы реально опасаемся, что как только Матвея заберут обратно в Тулу, где нет ожогового центра, нет даже специальной массажистки, где нет тепла любящей мамы, а есть много травмированных подростков, где вся правдивая информация о ребенке сразу станет недоступной, ловушка для него захлопнется. В случае гибели все разведут руками, мол, а чего вы хотели от ребенка с такими повреждениями?

...Нет никаких сомнений, что с ответами в Туле будет, как всегда — полный порядок.

По закону мы Матвею никто.

У нас нет юридических полномочий решить его судьбу, но скорбно и покорно похоронить его историю где-то внутри себя и жить с этим дальше мы не можем.

#‎непрощайматвей

Создана новая группа ВК «Спасти Матвея» http://vk.com/club107555196
Фб https://www.facebook.com/groups/1673723316236074/?notif_t=group_r2j_approved

Присоединяйтесь

Ольга Синяева, режиссер
Ольга Будина, актриса, учредитель БФ «Обереги Будущее!»

Выводы:

— В данной публикации большая часть информации — некорректно трактованные факты или ложь. Фото и текст рассчитаны на эмоции людей, что ввело в заблуждение граждан, не владеющих полной информацией по ситуации и не способных оценить изложенные эпизоды с профессиональной точки зрения (медиков или экспертов в семейном устройстве). Практически вся информация в рамках проверки не подтвердилась.

— В результате непроверенная и искаженная информация по социальной тематике используется для призывов людей к участию в уличных акциях, в том числе митингах и пикетах, где звучат лозунги о бездействии властей и призывы к изменению законодательства.

— Из-за таких манипуляций общественным мнением возможно осуществление давления на суд, органы опеки и попечительства и на другие лица для решения задач, которые могут не соответствовать интересам ребенка.

— В ходе проверки инспекторам была предоставлена информация о том, что человек, имеющий аккаунт ВКонтакте Наталья Кассия (предположительно Наталья Тупякова) имеет отношение к тому, что Матвей снова оказался без статуса оставшегося без попечения родителей на период с июля по ноябрь 2015 года и из-за этого не мог быть официально устроен на воспитание в семью Н.В. Саргановой. Была привлечена биологическая мама ребенка, возможно для того, чтобы в дальнейшем передать ребенка на воспитание конкретному лицу. Также есть сведения о том, что биологическая мама ребенка в настоящее время активно общается с представителями Натальи Тупяковой. Исходя из этого, мы можем предполагать, что также при ее участии возможны аналогичные манипуляции в дальнейшем, влияющие на развитие ситуации и мешающие ребенку максимально оперативно попасть на воспитание в семью.

— Данные о ребенке, описанные в публикации, предоставлены волонтерами, среди которых была потенциальная усыновительница. При подготовке данной публикации в социальных сетях обсуждались различные факты, которые могут неоднозначно трактоваться пользователями.

 

 — Благодаря заботе неравнодушных граждан, в ГБУЗ ДГКБ № 9 им. Г.Н.Сперанского ДЗМ появилось большое количество помощи и подарков для детей, а в органах власти — большое число обращений, которое не смогло остаться без внимания. При этом важно учитывать тот факт, что практически вся информация из данных обращений не подтвердилась, а специалисты и врачи вынуждены до сих пор продолжать отвечать на письма и запросы, а при таком объеме даже одинаковых обращений занимает существенное время, которое может быть потрачено, например, на помощь детям.

— Благодаря публичности данной истории у ребенка с особенностями развития появилось 3 потенциальных мамы, готовых принять его на воспитание в свою семью, а также в очередной раз привлечено внимание общества к проблемам семейного устройства детей-сирот с особыми потребностями.


Рекомендации:

Всем публичным людям, общественным деятелям, прежде, чем придавать огласке любую информацию, рекомендуем проверять приводимые факты, пользоваться только проверенными источниками. Члены Общественной палаты России готовы оказывать в этом всевозможное содействие.

По всем вопросам, связанным с проведением данной проверки, можно обратиться к члену Общественной палаты РФ Юлии Зимовой.

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться