RSS Eng

09 ноября

RSS

Печать

«Нас отговаривали и пугали, но мы познакомились с девочкой и забрали ее в семью»

Приемная мама — о непрофессионализме органов опеки и о помощи общественников

«Нас отговаривали и пугали, но мы познакомились с девочкой и забрали ее в семью»

«Нашу дочь мы увидели в соцсети “Вконтакте” в группе “Ты ему нужен”. Там помогают деткам, страдающим гидроцефалией, — рассказывает крымчанка Алиса. — Ранее там же мы увидели мальчика, который теперь стал нашим сыном. Нас тогда, конечно, отговаривали, пугали, но мы поехали, познакомились с Олегом и приняли для себя решение забрать его в семью, хотя на тот момент у него уже была тяжелая степень инвалидности».  

Увидев Машеньку в соцсетях, Алиса, по ее собственным словам, тут же захотела ее удочерить. А когда позвонила в региональные органы опеки и попечительства, история повторилась — ее снова стали отговаривать о того, чтобы забрать девочку в семью. 
 
«Они говорили, что у девочки много сопутствующих диагнозов — и ДЦП, которого в итоге у нее не оказалось, и большая задержка в развитии. Сказали, что от нее все кандидаты отказываются. Ну а мы в ответ на это настояли на том, чтобы нам дали направление на встречу с девочкой», — рассказала женщина.
 
Сначала самолетом, затем поездом, преодолев расстояние в полторы тысячи километров, 17 июля Алиса с мужем Андреем добрались до Смоленской области. Увидели Машеньку и твердо решили забрать ее в семью. Региональные органы опеки и попечительства, правда, вскоре дали понять, что удочерения придется подождать.
 
«20 июля Машу должны были увезти на медкомиссию, но я узнала, что результатов медобследования нет, а девочку госпитализировали в тяжелом состоянии. Получается, что полтора года никто не замечал ее тяжелого состояния и шести килограммов веса, а тут перед усыновлением заметили… Ребенок действительно был крайне истощенным, крайне тяжелым», — пояснила Алиса. 
 
Произвол органов опеки?
 
С этого момента процесс оформления девочки в семью стал затягиваться. По словам Алисы, органы опеки сообщили, что они ждут врачебного заключения, а потом просто перестали отвечать на звонки, ссылаясь на занятость и более важные дела.
 
«Когда я написала жалобу начальнику опеки, их специалист мне сказала, что я якобы никакого заявления и не писала вовсе на ребенка. Его, наверное, просто выбросили. После такого произвола я обратилась на горячую линию в Общественную палату РФ, и Юлия Зимова сразу же отозвалась на мою просьбу о помощи», — рассказала приемная мама.
 
Первый заместитель Комиссии ОП РФ по поддержке семьи, материнства и детства Юлия Зимова говорит, что не могла не вмешаться в историю с удочерением Машеньки, поскольку налицо был непрофессионализм специалистов органов опеки.
 
«Непонятно, почему никто из специалистов не постарался ускорить этот процесс, чтобы ребенок как можно быстрее оказался в семье», — говорит она.
 
Юлия Зимова разъяснила, что, в соответствии с законом, с того момента, как человек пишет заявление на семейное устройство, как правило, в течение 10 дней ребенка должны передать в семью.
 
«Если бы мы не вмешались, то этот ребенок попал бы в семью на несколько месяцев позже и даже не факт, что попал бы, — уверена общественница. — К сожалению, сегодня есть много примеров того, как чиновники не готовы решать подобные задачи оперативно».
 
Далее, 8 августа, уже с помощью юриста Алиса подала повторное заявление на передачу ребенка в семью: «На этот раз заявление подали в двух экземплярах, подачу заявления мы сопровождали видеозаписью. И только после этого произошло чудо — уже на следующий день было готово заключение. Хотя до этого мне говорили, что раньше чем в конце года я его не увижу, потому что сначала девочка должна лежать в больнице, потом ее будут консультировать в Москве — по записи только 26 сентября, а потом ее будут обследовать на протяжении 60 дней».
 
Машуля очень быстро влилась в нашу семью 
 
«Сейчас Машенька уже научилась бегать, мы делаем массажи, уже везде-везде были на консультациях. Машуля очень быстро влилась в нашу семью», — рассказывает Алиса. 
 
Однако на этой счастливой ноте проблемы с устройством девочки в семью не закончились. Для того чтобы удочерить Машу, необходимо добиться отказа от родительских прав от кровных родителей девочки.
 
«За полтора года органы опеки так и не сделали этого, хотя биологические родители сразу при рождении написали заявление на согласие на усыновление их ребенка. Теперь этот процесс нам нужно пройти, и я считаю, что это результат вопиющей халатности со стороны органов опеки и попечительства Смоленской области», — говорит приемная мама. 
 
Чем больше мы вкладываем тепла в детей, тем больше тепла от них исходит
 
Многодетная мама — теперь шестерых детей — поделилась своим взглядом на усыновление: «Мы не усыновляем здоровых детей, на здоровых детей всегда найдутся родители, и люди зря боятся деток, у которых разные диагнозы. Это абсолютно напрасно».
 
«У меня усыновленный сын, ему было 4,5 года в апреле 2017 года, когда мы его взяли в семью. На тот момент он плохо ходил, он мог сказать только 10 слов, он практически ничего не видел, потому что никто не позаботился, чтобы элементарно выписать ему очки. Сейчас это великолепный мальчик, который занимается бальными танцами, читает, пишет. Когда мы пришли к неврологу через полгода после постановки на учет, врач у меня спросил: “Вы привели мне здорового ребенка, а где тот, тяжелый, с инвалидностью?”» — рассказывает многодетная мама.
 
«Это настолько благодарные дети, не в плане эмоций, слов — нет, я не жду слов благодарности, а в плане отдачи, когда ты вкладываешь в ребенка, а он начинает расти по 12 сантиметров в год, начинает расцветать на глазах, становится настолько счастливым и гармоничным. Хотя, когда мы брали Олега, региональный оператор озвучила нам просто смертельные диагнозы, а по факту их было всего несколько, и мы их победили», — с гордостью говорит Алиса.
 
Если бы Олег остался в доме ребенка, то он уже был бы в доме-интернате для детей-инвалидов и все элементарные навыки уже бы растерял и не приобрел новых, уверена Алиса.
 
«Также было бы и с Машенькой, которая уже сейчас хохочет, машет “пока-пока”, показывает уже, где мама и папа, играет в игрушки. И она была бы в детском доме для детей-инвалидов. Вот что страшно. Хотя это такие же дети, и при правильном уходе они расцветают.
 
Чем больше мы вкладываем тепла в наших детей, тем больше тепла от них исходит. Эта история очень тяжелая для нас. Маша досталась нам тяжело. Сегодня я стараюсь стереть эти воспоминания и просто продолжать жить…» — заключила многодетная мама.

Теги: Юлия Зимова, добились

Актуальный комментарий

Госдума приняла закон о налоге для самозанятых

  • Илья Семин

    16.11.2018

    Илья
    Семин

    «Это более продуманная и удобная реформа по легализации самозанятых, чем предыдущая»

  • Артем Кирьянов

    16.11.2018

    Артем
    Кирьянов

    «Самозанятым гораздо выгоднее платить четыре процента налога, чем штрафы» 

Госдума приняла в первом чтении проекты о смягчении статьи об экстремизме

  • Александр Малькевич

    16.11.2018

    Александр
    Малькевич

    «Мы полностью поддерживаем данную инициативу. Наша комиссия провела ряд мероприятий именно по вопросам либерализации статьи об экстремизме»

Календарь событий

предыдущий месяц следующий месяц  
 

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться