RSS Eng

11 августа

RSS

Печать

Наделение органов и должностных лиц экологического надзора перекрестными полномочиями в смежных областях является оправданным решением

К такому выводу пришли в Общественной палате КБР по результатам общественной экспертизы соответствующего законопроекта

Наделение органов и должностных лиц экологического надзора перекрестными полномочиями в смежных областях является оправданным решением

В Общественной палате КБР провели общественную экспертизу законопроекта «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования государственного экологического контроля (надзора)».

Как отметили эксперты, водные биологические ресурсы и охотничьи ресурсы являются составными частями животного мира и часто находятся на землях лесного фонда, в связи с чем наделение органов и должностных лиц экологического надзора перекрестными полномочиями в смежных областях надзора является последовательным и оправданным решением.

Должностные лица органов государственного экологического надзора не должны оставлять без внимания нарушения по причине того, что они имеют место вне сферы их деятельности. Для этого они должны иметь соответствующие полномочия для пресечения нарушений. Вместе с тем законопроект не предусматривает взаимодействия, в том числе информационного, между различными органами государственного экологического надзора.

По мнению председателя ОП КБР Хазратали Бердова, непосредственно правовые акты не могут обеспечить повышение эффективности какой-либо деятельности ‒ они могут создать только правовую базу для этого.

«Законопроект создает правовые основы для повышения эффективности государственного экологического надзора, а эффективность зависит от его реализации. Реализация же законопроекта зависит от обучения государственных инспекторов осуществлению надзора в смежных областях экологического надзора, что невозможно без финансирования соответствующих расходов из средств бюджетной системы», ‒ подчеркнул Бердов.

Общественники обратили внимание на то, что законопроект не учитывает преобразование государственного экологического контроля в государственный экологический надзор согласно положениям Федерального закона от 18 июля 2011 г. № 242-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля». В связи с этим из наименования законопроекта следует исключить слово «контроля».

В противоречие своему наименованию законопроект предусматривает изменения в части осуществления муниципального экологического контроля (п. 1 ст. 3). Действующее законодательство предусматривает муниципальный экологический контроль только в отношении лесных участков, находящихся в муниципальной собственности (ст. 84 и 98 Лесного кодекса РФ). Статья 3 законопроекта предлагает изложить ст. 35 Федерального закона от 24 июля 2009 года № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее — Федеральный закон об охоте и сохранении охотничьих ресурсов) в новой редакции.

Аналогичные изменения не предлагаются в Федеральный закон от 24 апреля 1995 года № 52-ФЗ «О животном мире» и в Федеральный закон от 20.12.2004 г. № 209-ФЗ «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов». Основания такого правового регулирования в части муниципального экологического контроля в пояснительной записке к законопроекту не раскрываются.

Согласно предлагаемой новой редакции ст. 35 Федерального закона об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов органы местного самоуправления вправе осуществлять муниципальный охотничий контроль на территории муниципального образования. Учитывая, что охотничьи угодья могут включать земли, относящиеся к различным формам собственности, из предлагаемой законопроектом редакции ст. 35 Федерального закона следует, что органы местного самоуправления вправе осуществлять охотничий контроль независимо от формы собственности земельных участков, составляющих охотничьи угодья, расположенные на территории соответствующего муниципального образования.

В то же время, как указывалось выше, муниципальный лесной контроль осуществляется только в отношении лесных участков, находящихся в муниципальной собственности (ст. 84 и 98 Лесного кодекса РФ). Соответствующие изменения в Лесной кодекс РФ законопроект не предусматривает. Законопроект также не предусматривает взаимодействия, в том числе информационного, между органами государственного надзора и органами местного самоуправления при осуществлении охотничьего контроля.

По убеждению члена ОП РФ Заурби Нахушева, вряд ли многие органы местного самоуправления воспользуются правом осуществления охотничьего контроля вследствие финансовых затруднений, а выделение им средств законопроект не предусматривает.

Статья 5 законопроекта расширяет круг административных правонарушений, при выявлении которых должностные лица некоторых смежных областей экологического надзора могут составлять протоколы об административных правонарушениях. Это является следствием наделения их перекрестными полномочиями. Отсутствие права составить протокол об административном правонарушении лишает смысла наделение их перекрестными полномочиями и принятие рассматриваемого законопроекта.

Однако действующая редакция ст. 28.3 КоАП РФ и предлагаемые ст. 3 законопроекта в нее изменения являются непоследовательными. Например, среди административных правонарушений, по которым должностные лица экологического надзора, указанные в п. 1 ст. 5 законопроекта, могут составлять протоколы, нет нарушений правил, регламентирующих рыболовство (ч. 2 ст. 8.37 КоАП РФ), и это не объясняется в пояснительной записке.

Среди должностных лиц экологического надзора, полномочия которых по составлению протоколов об административных правонарушениях расширяются, п. 1 ст. 5 законопроекта не указывает должностных лиц охотничьего надзора. Вследствие этого должностные лица органов, осуществляющих федеральный государственный лесной надзор, надзор в области охраны, воспроизводства и использования объектов животного мира и среды их обитания, надзор в области рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов имеют право на составление протоколов об административных правонарушениях, а должностные лица охотничьего надзора не имеют, по целому ряду правонарушений.

В целом поддержав законопроект, члены Общественной палаты КБР отметили, что его необходимо доработать по перекрестным полномочиям, которыми наделяются органы и должностные лица экологического надзора, в целях исключения имеющихся неясностей. Помимо этого, законопроект требует также технико-юридической доработки.

Заключение по результатам общественной экспертизы указанного законопроекта направлено в Общественную палату России.

Пресс-служба Общественной палаты Кабардино-Балкарской Республики

Теги: Заурби Нахушев, Кабардино-Балкарская Республика

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться