RSS Eng

07 марта, 2013

RSS

Печать

В храме УК не действует?

В храме УК не действует?

6 марта в Общественной палате обсуждался проект изменений в Федеральный закон о свободе совести и в Кодекс об административных правонарушениях.

«Религиозная тема очень уязвимая и именно поэтому ее мирное обсуждение очень важно сегодня», — сделал краткое вступление модератор слушаний, член Общественной палаты, муфтий города Москвы Альбир Крганов. Религиозный лидер подчеркнул, что в первую очередь даст слово представителям Парламента.

Депутат Государственной Думы от партии ЛДПР Сергей Иванов представил членам Комиссии Общественной палаты по межнациональным отношениям и свободе совести проект федерального закона о внесении изменений в статью 16 федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», а также в Кодекс РФ об административных правонарушениях. Речь шла о том, чтобы упорядочить проведение массовых религиозных обрядов — причем, как было отмечено, в первую очередь, задача состояла в недопущении публичного забоя жертвенного скота и регламентации шествий верующих.

В предложенном законопроекте статья 2.1 звучит так: «Молитвенный обряд, а также религиозные обряды, сопряженные с насильственными действиями в отношении человека и животного, беспрепятственно совершаются в культовых зданиях и сооружениях, местах и объектах, специально предназначенных для богослужений, молитвенных и религиозных собраний, религиозного почитания (паломничества), в учреждениях и на предприятиях религиозных организаций, а также в жилых помещениях».

Иванов подчеркнул, что основная цель документа не допустить нарушения прав светских людей и верующих. «Одни хотят идти на работу, а другие праздновать. Мы должны это учитывать», — заявил он.

«Законопроект никому ничего не запрещает проводить. Там говорится о том, что, когда религиозный обряд выходит за рамки культового сооружения — требуется его согласование», — подчеркнул он. Депутат отметил, что, в частности правоохранительным органам это поможет «лучше подготовиться в вопросах безопасности».

Членов Палаты в предлагаемых поправках больше всего смутила формулировка о «насильственных действиях в отношении человека и животного». По мнению экспертов, она противоречит УК РФ.

Одной из первых выступила член ОП РФ Фатима Албакова. «Фраза о насильственных действиях должна быть перечеркнута», — заявила она. Эксперт отметила, что заменить ее могла бы, например, фраза о «заклании». При этом Албакова подчеркнула, что помещения для религиозных обрядов «должны быть цивилизованными и оснащены всем необходимым».

Член ОП РФ, президент Фонда «Холокост» Алла Гербер прямо обвинила парламентариев в популизме и антиисламских настроениях. «Закон, к сожалению, очень популистский и идет против людей, которые не исповедуют православие, — отметила она. — Он направлен против мусульман и я это вижу, будучи сама не мусульманкой, а просто нормальным человеком».

Правозащитница обратила внимание на то, что в основном в связи с законодательной инициативой речь все время идет о мусульманских праздниках и ритуальных жертвоприношениях, в то время, как о крестных ходах или посте (который «тоже при желании можно рассматривать как насильственное действие над самим собой») никто не говорит.

Сергей Иванов, со своей стороны, уверил, что закон «равноудален от всех конфессий», а также проинформировал, что его текст был впервые внесен в Госдуму пять лет назад.

«Формулировками о возможных насильственных действиях в отношении животных и людей мы открываем „ящик Пандоры“ и развязываем руки любым экстремистам», — заявил член ОП РФ, глава аналитического центра «Религия и общество» Алексей Гришин.

По его мнению, фраза о «насильственных действиях в отношении человека и животного» противоречит действующему законодательству. «Получается, что вы определяете место, где можно нарушать Уголовный кодекс», — пояснил Гришин.

Алексей Гришин, при этом, подчеркнул, что поправки в федеральное законодательство о религиозных организациях, в частности в закон о свободе совести назрели уже давно.

Он призвал депутатов разработать пакет поправок к закону «О свободе совести и о религиозных объединениях».

«Дело в том, что там значительное число нестыковок. У нас сейчас идет массовое создание муфтиятов, в частности. Тридцать человек собрали — часто просто асоциальных элементов, и экстремисты легализуются, создают муфтияты, выводят их на официальный уровень, и они спокойно общаются с властью», — заявил он. По его словам, «законодатель этим не озабочен».

В свою очередь полпред северокавказского муфтията в Москве, член Общественной палаты РФ Шафиг Пшихачев согласился с Гришиным в том, что закон о свободе совести нужно дополнять.

«Мы готовы работать над этим, потому что сегодня многое с девяностых годов, когда принимался закон, держится на честном слове, на авторитете религиозных лидеров», — заявил он.

В качестве одного из примеров, подтверждающих необходимость изменений упомянутого закона, муфтий привел ситуацию, когда сегодня любая местная религиозная организация имеет право устанавливать «прямую связь с заграничными религиозными центрами, что делается не представителями традиционных религий, а теми, кто подрывает, подмывает, уничтожает традиционные религии, в частности, это происходит с исламом, потому что руки развязаны».

«Я согласен с тем, что нынешняя версия закона слишком либеральная, — со своей стороны подтвердил Альберт Крганов. — К этой теме обязательно надо возвращаться».

Отметим, что в негативной оценке формулировок, предложенных в законопроекте, инициированном депутатами, сошлись не только светские участники слушаний и мусульманские лидеры, но также представители православия и иудаизма.

Пресс-служба Общественной палаты по материалам СМИ

Теги: Алексей Гришин, Алла Гербер, Альбир Крганов, Фатима Албакова, Шафиг Пшихачев

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться