RSS Eng

27 февраля, 2014

RSS

Печать

Дело не в идеологии, дело в уважении

Дело не в идеологии, дело в уважении

Мультикультурализм воспринимается по-разному: с одной стороны, говорят, что он потерпел крах, с другой — что нет, а с третьей — существуют временные проблемы с его применением.

Глава Комиссии ОП по межнациональным отношениям и свободе совести Николай Сванидзе отметил, что мультикультурализм рассматривается через две призмы: сугубо академической и практической.

«В сугубо академической мы выходим на достаточно философскую тему „свой“-„чужой“, на тему ксенофобии, в том числе в нашей стране. В практической мы выходим на проблему мультикультурализма в западных странах», — отметил он.

По словам общественника, существует несколько оценок западного мультикультурализма. «Первая сводится к тому, что политика мультикультурализма потерпела на Западе крах, вторая — к тому, что крах она не терпела, а третья — к тому, что там существуют очень серьезные проблемы, но они не связаны с пагубностью самого мультикультурализма, а со спецификой его применения в сегодняшних реалиях. И это трудности временного порядка», — подчеркнул эксперт.

По мнению члена ОП Фатимы Албаковой, «с одной стороны мультикультурализм позиционирует себя как идеология способная предотвратить конфликт культур посредством согласования основных ценностей, развития единых социальных норм, воспитания в обществе толерантности и проявления терпимости в отношении «иного».

С другой стороны, отмечает член ОП, критика мультикультурализма связана с тем, что принятие чужой культуры воспринимается как некая опасность размывания национальной идентичности, и критики считают, что толерантности должны быть поставлены некие жесткие рамки, — рассказала Албакова.

Директор Центра теоретической и прикладной политологии РАНХиГС при Президенте РФ Владимир Малахов убежден, что в отношении политики мультикультурализма в западных странах слова часто радикально расходятся с делом. Например, в Германии на протяжении 1960-1990- годов — на фоне мультикультуралистской риторики проводилась политика, которая была направлена на то, чтобы не дать иностранцам интегрироваться. В этот период меры в сфере образования, благодаря которым у турецких детей в ФРГ была возможность изучать турецкий язык, были мотивированы не желанием создать многообразное публичное пространство, а желанием не дать детям мигрантов забыть родной язык, чтобы они могли вернуться на историческую родину», — считает эксперт.

Вместе с тем «Франция, которая приобрела репутацию страны, нетерпимой к проявлению различий в публичной сфере, на уровне реальной практики позволяла себе вещи, которые иначе как политикой мультикультурализма не назовешь. Например, в местах компактного проживания евреев в 30-е годы по субботам дети не учились. А дети коренных французов не ходили в школу по средам, потому что католики по средам изучают катехизис. Сегодня во Франции выходцы из арабских семей могут, по согласованию с учителем, во время Рамадана не писать контрольные работы», — отметил он.

Что касается Нидерландов, которые прослыли мультикультурным раем, то, как подчеркивает Малахов, «это страна, которая с 90-х годов ведет самую жесткую политику в отношении иммиграции и иммигрантов. Уже в 1998 году здесь были введены тесты на «гражданскую интеграцию», сдача которых увязана с предоставлением гражданства. В начале 2000-х годов требования к мигрантам, желающими стать голландскими гражданами, были ужесточены. Словом, Нидерланды — страна, которая в своей политике повернулась на 180 градусов, а у внешнего наблюдателя по-прежнему впечатление, что там просто праздник разнообразия и толерантности», — заявил эксперт.

Член Общественной палаты Иван Мохначук заговорил еще об одной стороне проблемы.

«К сожалению, мы в России забыли об исторической памяти. Когда миграционная служба подходит к мигрантам с точки зрения не нужных людей в стране, либо, как к источнику дохода к бюджету России — это вообще катастрофа. Мы не помним и не знаем того, что во время Великой Отечественной войны, во времена блокадного Ленинграда, наших дедушек, бабушек, матерей, детей вывозили в Узбекистан, Таджикистан — там их кормили, укладывали спать. Узбеки, таджики, казахи сами бедные, сами отказывались от пищи, чтобы их накормить. Это историческая память, о которой мы почему-то не хотим вспоминать», — с сожалением сказал он.

Пресс-служба Общественной палаты РФ

Теги: Иван Мохначук, межнациональные и межконфессиональные отношения и проблемы миграции, Николай Сванидзе, Фатима Албакова

Актуальный комментарий

В Латвии запретили трансляцию девяти российских телеканалов

  • Александр Малькевич

    21.11.2019

    Александр
    Малькевич

    «Похоже, что Украина и Латвия устроили “соревнование по запретительству“. Или чемпионат по цензуре»

Календарь событий

предыдущий месяц следующий месяц  
 

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться