RSS Eng

27 мая, 2014

RSS

Печать

Без свободы, но не без прав

Без свободы, но не без прав

27 мая члены ОП, депутаты Государственной Думы РФ, Совета Федерации РФ, эксперты, представители профильных министерств и ведомств встретились в Общественной палате, чтобы обсудить основные проблемы, с которыми сталкиваются граждане в местах принудительного содержания. Одной из актуальных тем для обсуждения стала также практика работы правозащитников.

«Мы все с нетерпением ждем, когда законопроект об общественном контроле станет федеральным законом и руководством к действию правозащитников. Этот законопроект разрабатывался Общественной палатой, сейчас он проходит второе чтение в Думе», — напомнил собравшимся член Общественной палаты Дмитрий Галочкин.

По его словам, такой закон есть не во всех развитых странах. «Мы первопроходцы, и на нас лежит большая ответственность», — подчеркнул он.

Член Общественной палаты Мария Каннабих рассказала о том, что в этом году исполняется шесть лет общественным наблюдательным комиссиям. К середине 2014 года ОНК созданы уже более чем в 80 регионах.

Среди проблем, с которым сталкиваются ОНК сегодня, Мария Каннабих назвала слабую материальную базу, отсутствие помещений, транспортных средств, не всегда, по ее словам, члены комиссий работают слаженно и конструктивно. «Есть гранты, но их немного и предоставляются они не часто», — добавила она.

«Общественные наблюдательные комиссии не обрели полную силу, но я думаю, что в ближайшее время они станут сильнее», — подчеркнула член ОП.

О проблемах в местах принудительного содержания подробнее рассказали сами члены наблюдательных комиссий. Так, по словам члена ОНК Москвы Елены Абдуллаевой, больным местом столичной пенитенциарной системы является медицина.

«В связи с выходом медсанчастей и больниц из-под юрисдикции СИЗО возник вопрос с перераспределением обязанностей. Все путаются, кто за что отвечает. Больница в первом изоляторе большая — около 700 мест, санитаров нет, люди лежат в реанимации, кто за ними там ухаживает? Врачей не хватает, штат катастрофически маленький», — отметил член ОНК по Москве Игорь Ефанов.

Марина Миняйлова, член регионального ОНК, рассказала о ситуации в Иркутской области: «У нас 5 СИЗО и 16 колоний, численность осужденных составляет 20 000 человек, основная проблема — по болезням. Из 20 000: 2382 ВИЧ-инфицированного человека, 738 больных активным туберкулезом, 234 -туберкулезом в сочетании с вирусом иммунодефицита. Большой показатель смертности по различным заболеваниям».

По ее словам, в 2013 году было подано 108 заявлений в суд по 54 постановлению (по заболеваниям), из них освобождено 19 человек. «В первую очередь суд смотрит на тяжесть преступлений. Сегодня человека освобождают, а через неделю он умирает. Большие проблемы с лекарствами, узкими специалистами», — добавила Марина Миняйлова.

По словам общественных контролеров, надзорные органы попросту игнорируют порой запросы правозащитников. Еще одна проблема — не всегда эффективная работа самих комиссий в регионах. Некоторым ОНК мешают внутренние конфликты и противоречия между силовиками и бывшими «сидельцами». Периодически возникают ситуации, когда членов ОНК подозревают в ангажированности или коррупции.

«Сегодня необходима защита самих общественных наблюдателей», — отметила исполнительный директор РОО «За права человека и гражданина в Республике Башкортостан» Альмира Жукова.

«Я категорически против того, чтобы члена ОНК было просто исключить», — добавил Андрей Бабушкин. Руководитель Рабочей группы по защите прав граждан в местах принудительного содержания Комитета ГД ФС РФ Владимир Осечкин предложил создать «орган по защите правозащитников».

Недостатки правозащитники нашли и в самом документе. «Закон не рассматривает в качестве субъекта общественного контроля общественные объединения и самих граждан. При этом заметьте, что закон о полиции рассматривает граждан, как субъектов общественного контроля за полицией. Во-вторых, он не конкретизирует различные элементы, связанные с, как сейчас модно говорить, „электронной демократией“. Потому что самая главная идея заключается в том, что создается единый ресурсный центр, через который граждане регистрируются в качестве общественных инспекторов», — считает Андрей Бабушкин.

«Общественные наблюдательные комиссии по сути — ячейки гражданского общества, — считает представитель Аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Александр Маланкин. — Задача — найти оптимальные пути, чтобы не угробить то важное дело, которым мы занимаемся».

Дмитрий Галочкин попросил о случаях нарушений сообщать в Комиссию ОП по взаимодействию с системой судебно-правоохранительных органов, а также пообещал, что результаты обсуждения будут доведены до сведения председателя комитета Госдумы по делам общественных организаций Ярослава Нилова.

Пресс-служба Общественной палаты РФ

Видео

Права заключенных

Теги: Дмитрий Галочкин, Мария Каннабих, права заключенных, экспертиза

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться