RSS Eng

14 октября, 2014

RSS

Печать

Жизнь после трансплантации: надежда или борьба?

Жизнь после трансплантации: надежда или борьба?

Это только в современных художественных фильмах человек после операции с пришитой почкой или сердцем сразу же здоров и счастлив! А тот, кто прошел этот путь, полный боли и надежд, найдет, что сказать лихим сценаристам.

Мало кто (кроме врачей, пациентов и их родственников) знает, что после операции борьба за жизнь только начинается. Необходимо регулярно и постоянно контролировать концентрацию циклоспорина в крови, уровень которого зависит не только от количества принимаемого препарата, но и от его качества. Любое, даже незначительное изменение в составе препарата, который необходимо принимать пожизненно, может привести к непоправимым последствиям, отторжению органа....

Есть надежное, проверенное средство, которому доверяют врачи и пациенты. Однако, согласно ФЗ № 44, на электронных торгах закупаются препараты по международному непатентованному наименованию, т.е. дженерики.

Определяющим здесь становится цена. И, конечно же, наличие циклоспорина. А то, что любое, даже малейшее отличие состава от оригинала может быть опасным, во внимание на принимается.

Используя медицинскую терминологию — нет ответа на главный вопрос: эквивалентна ли лекарственная форма дженериков по фармакокинетическому профилю оригинальному препарату? Эксперименты предлагается проводить на живых людях.

Трансплантологам известно, как хрупка жизнь после операции, и это не тот случай, когда можно рисковать. Если головную боль, пневмонию, ангину и ряд других заболеваний можно вылечить не одним так другим средством, то в трансплантологии это не допустимо.

Поэтому пациенты отказываются от предлагаемых бесплатно лекарств и на свои средства приобретают препарат, необходимый для жизни. Надо ли говорить о финансовых возможностях инвалида первой группы?! А между тем, не востребованные дженерики списываются в аптеках.... Разве это не трата государственных денег впустую ?! Недешево обходится государству и гемодиализ, к которому вынуждены возвращаться пациенты после принятия сомнительных препаратов.

Не разумнее ли законодательно решить вопрос о приобретении отдельной группы лекарств, необходимых для поддержания и продления жизни — по их торговому наименованию?!

Конечно, идеальное решение вопроса — наладить выпуск отечественных препаратов, идентичных по составу оригинальному. И тогда мы бы сами могли «делать погоду» в своем доме, независимо от европейского климата.

Сейчас идет работа над законом о донорстве. Сложный и в прямом смысле этого слова болезненный процесс. Но такой закон необходим, ведь мы цивилизованное общество. Документ должен урегулировать многие вопросы, связанные с трансплантологией.

Один из главных — в каком случае жизнь одного человека может продолжиться в другом? Ценой чьей-то боли от потери близкого, в результате ювелирной работы врачей. ПРОДОЛЖИТЬСЯ! А не прекратиться в первый же год после операции из-за опасных лекарств. Иначе возникает закономерный вопрос: зачем тогда весь этот путь до операционного стола, если результат — «после» кому-то кажется не актуальным?!

По данным министерства здравоохранения (цифра взята в интернете) в России в 2013 году было выполнено 1400 операций по трансплантации органов, в частности, почек — 935, печени — 272, сердца и легких — 164. А где найти данные о числе оставшихся в живых через полгода, год, два ...после операции? Такой информации нет. Судьбу пациентов и причину их ухода после трансплантации никто не отслеживает, такой мониторинг не ведется...

Я не врач, но считаю, что имею право говорить об этой проблеме, потому что знаю ее изнутри. Десять лет назад я стала донором почки для своей единственной дочери. Нас прооперировали в Москве, в институте трансплантологии и искусственных органов, сейчас он носит имя Шумакова. Врач от Бога Ян Геннадьевич Мойсюк и его коллега — Алексей Вячеславович Ширшаткин блестяще провели операции. Моя материнская благодарность этим людям безмерна. Но на протяжении всех послеоперационных лет счастье возвращения к жизни сопряжено с борьбой за нее. И не только у нас с дочерью.

В этом составе мне доверено представлять наш регион (Еврейская автономная область) в Общественной палате Российской Федерации. Палату можно назвать сегодня пульсом нашего общества. Все самые важные проблемы, волнующие россиян, сфокусированы здесь. Думаю, что обеспеченность больных после трансплантации жизненно-необходимыми препаратами, одна из таких проблем. В решении которой надеюсь на поддержку тех, кто пережил подобную ситуацию и вынужден ежедневно доказывать чиновникам от медицины свое право на жизнь. Считайте меня своим полномочным представителем в ОП РФ.

Уверена, меня поймет тот, кому знакомо чувство страха за ближнего, ощущение радости от победы над недугом и вкус надежды на продолжение жизни....Буду благодарна всем, кто откликнется на мои слова.

Согласны ли вы с тем, что сейчас прочитали? Существуют ли проблема обеспечения необходимыми иммунодепрессантами в вашем регионе? Как вы с этой проблемой справляетесь?

Всем желаю здоровья!

Журналист, Заслуженный работник культуры РФ, член Общественной палаты Российской Федерации

Мигунова Елена Федоровна: bira52@mail.ru

Теги: Елена Мигунова

Оставьте свой комментарий

Чтобы оставить комментарий, вы должны войти или зарегистрироваться

Комментарии

  • Sergey  Stepurin

    + развернуть

    19.10.2014 21:24

    Sergey Stepurin

    Елена Фёдоровна посмотрите эти два сюжета и покажите их в общественной палате. Суд оказался на стороне Минздрава а не больного человечка. Где же закон и правда ??????????? http://u.to/IIFnBg http://u.to/H4FnBg

    Ответы

  • Sergey  Stepurin

    + развернуть

    19.10.2014 21:16

    Sergey Stepurin

    Тема поднята конечно своевременно. Наша семья состоящая из двух больных людей один человек который с донорской почкой не понаслышке знакомы с этой проблемой. Два года стучимся во все двери. Они везде перед нами закрыты. Пока закупаем как можем САНДИММУН НЕОРАЛ а Дженерик Панимун складируется в аптеке. Дальнейшая судьба его не известна нам. Наличными за полтора года заплачено уже 300 000 тыс рублей. Ещё недавно Людмила Михайловна озвучивала сумму в 200 000 тыс рублей. Вот и просим мы у государства - верните деньги отобранные у инвалида на закупку того препарата который её показан врачами центра пересадки а не чиновниками в целях экономии И САМ ОРИГИНАЛЬНЫЙ ПРЕПАРАТ САНДИММУН НЕОРАЛ !!! Не мучайте больных людей. Дайте им возможность хоть немножко пожить полноценно. А не обивать пороги ведомств и судов. И не дай бог оказаться с кризом отторжения в результате экономии денежных средств за счёт больных людей. Не делайте из людей лабораторных крыс и не подвергайте их риску употребляя всякую дрянь в виде Панимуна Биорала. Думаю я всё кратко и понятно изложил. Всё ещё надеемся что всё измениться в нашу сторону и вновь в аптеке увидим Сандимун Неорал. Особенно в плане что государство делает приоритетным здоровье нации и нас простых людей. С уважением ко всем Сергей Степурин.

  • Анна

    + развернуть

    19.10.2014 19:04

    Анна

    В нашем регионе тоже слушать не хотят - говорят берите что дают . Уже два года покупаем програф самостоятельно. Супруг три года как после родственной пересадки и не совсем не хочеться возвращаться к тому от чего ушли. Писали письма и местные органы и в Москву - результат один .

  • Марина

    + развернуть

    19.10.2014 11:57

    Марина

    Елена Федоровна, Вы получили уже не мало откликов, как Вы оцениваете наши шансы в борьбе с медицинскими чиновниками и поддержат ли Вас в Общественной Палате?

    Ответы

  • uka80

    + развернуть

    19.10.2014 00:28

    uka80

    Елена Федоровна, спасибо, что подняли этот важный и болезненный вопрос.
    Я потеряла родственную почку, которую мне отдала мама в 62 года, почке было 10 лет. Потеряла, благодаря переводу на дженерик. Сейчас я мучаюсь на гемодиализе и жду вторую пересадку.
    Я была не на Неорале, а на другом варианте, тоже оригинальном препарате Програф. Осенью 2012 всей стране (всем людям посл трансплантации органов) региональные чиновники по конкурсу вместо много лет получаемого и назначенного врачами-трансплантологами препарата закупили дженерики. Без всякого перевода в стационар, без какого-бы то ни было, хоть формального, согласия пациента на проведение практически клинических испытаний, экспериментов на драгоценном органе, последней соломинке к жизни (хотя еще до этого, чиновники, запугав врачей, просто в одном из московских стационаров, где лечили пересаженных со всей страны, заставляли врачей выписывать дженерики, врачи, жалея своих пациентов, без протокола говорили им не пить эту гадость и не рисковать драгоценным органом, поддерживающим жизнь, но при этом сами были между двух огней и по бумагам все прошло как будто у всех все относительно нормально. Но это уже отдельная история..), просто взяли и закупили дженерик.
    Большинство людей из регионов, получивших дженерик, от своих врачей на местах, в поликлиниках, где они выписывали данные препараты, услышали, что это одно и то же, не бойтесь, принимайте, это израильский препарат. Хотя, как потом выяснилось, индийский, купивший себе право пользоваться израильской маркой - Такролимус Тева. Начав принимать, у многих начались серьезные осложнения, ухудшение работы пересаженного органа.
    В таких случаях подавляющее большинство региональных врачей, что греха таить, сразу говорит пациентам, звоните/езжайте в Москву, мы не знаем что с вами делать. Так многие десятилетиями и наблюдались со всех регионов в Москве, в частности в Нефроцентре при 52 ГКБ г.Москвы. Ездили мы каждые 2-3 месяца, сдавали анализы, консультировались у опытных нефрологов. В случае каких-то проблем всех пересаженных сразу госпитализировали в стационар при этой же больнице - т.к. там отделение проблем пересаженной почки - ЕДИНСТВЕННОЕ в России.
    И вот осенью 2012, когда без назначения врачей, чиновники закупили и прислали в аптеку на получение практически всем регионам дженерик, у многих людей начались проблемы, и очень многие "рванули" в Москву спасать почки и другие пересаженные органы.
    И департамент здравоохранения г.Москвы тут же принял очень интересное решение не госпитализировать иногородних. Люди, приехавшие на госпитализацию, с серьезными проблемами и намерением спасти орган, вынуждены были писать слезные прошения-заявления в департамент, ждать по 2 месяца ответа чинуш, и уезжать не солоно хлебавши, со слезами на глазах.
    В очереди в нефроцентре мы, пересаженные, всегда общались между собой, обсуждали все проблемы, и в тот момент у всех на устах было одно слово - ГЕНОЦИД.
    Мне, в частности, пришел ответ, мол госпитализируйтесь в федеральных учреждениях,где вы пересаживались. Вы представляете степень лицемерия?.. В институте трансплантологии 20 коек, люди туда ложатся непосредственно на саму пересадку, на хирургическую операцию, а они решили тысячи людей туда спихнуть (тысячи заявлений лежало у них на столах)..
    Я, получив такой ответ, приняла решение тоже уехать восвояси, но перед этим зашла на их сайт и написала все, что думаю о их методах отмыва индийских откатов. В конце написала, что обязательно обращусь в зарубежные СМИ (наших они давно не боятся).
    Приехав домой, буквально нахрапом беру своего терапевта, чтобы оформляла побочку как положено. Она естественно с кислой миной (местные чиновники-то пропесочили уже заведующую и она предупредила врачей, стараться не регистрировать, грозя административными карами), но регистрирует побочку под давлением фактов (анализов). Да и то начинает песнь заводить, что "у вас стооолько лекарств, неизвестно от чего это". Я говорю, у меня эти лекарства последние 10 лет. Кроме одного. И она вынужденно с тоскливым скрипом делает побочку. (Правда потом я долго не могу получить на руки даже ксерокопию). На следующее утро мне звонит моя врач из 52 б-цы, говорит, что меня В ВИДЕ ИСКЛЮЧЕНИЯ решили положить. Одну меня. (Представляете, что же стало с остальными??) Кстати, потом наши пациенты уже не смогли зарегистрировать побочные эффекты даже под давлением анализов. До абсурда доходило, то что отвечали врачи даже на местах.
    В итоге мне сделали биопсию, которая показала уже полный склероз пересаженного органа, и то даже побоялись видимо дать выписку, что это дженерик добил мою почку. После приезда домой, имея на руках зарегистрированную побочку, я еще 3 месяца не могла получить оригинальный препарат. Помогла только жалоба в Росздравнадзор. В конце марта мне вернули Програф, а через месяц я уже попала на диализ.
    Я это все рассказала к тому, что у того, кто принял решение о переводе на дженерик всей страны, очень большие возможности. Если это было сделано не только "сверху" на основании ФЗ№94, но и на всех региональных уровнях, но только чиновничьих, но и врачебных. Так запугать врачей, чтобы они не пожалели даже своих тяжелобольных пациентов.. Дорогостоящих пациентов конечно.
    Уже будучи на диализе, слышу от медсестер разговоры на уровне слухов конечно, но все же.., то люди с ума сходят после пересадки на этом дженерике, то идеальные родственные почки отторгаются сразу после операции, то в Склифе за последний месяц 5 человек умерло после перевода на дженерик... Умерло, а не сошло на диализ! Но естественно никто ничего не регистрирует, что именно от дженерика.
    Я считаю нужно поднимать эту тему, т.к. не все пересаженные могут покупать в аптеках оригинальные препараты, и черный рынок расцвел пышным цветов благодаря такой политике.

  • Марина Лебедева

    + развернуть

    18.10.2014 20:29

    Марина Лебедева

    Я не буду писать много. Скажу просто, я хочу жить. Я видела как мучаются мои друзья по несчастью, люди с почечным трансплантантом, принимая дженерики. У некоторых пересаженная почка отторгалась.
    Я покупаю оригинальный препарат. Стоит он конечно дорого и для моего бюджета это очень накладно, но я пока могу это делать,т.к. у меня маленькая суточная доза. Но я даже думать боюсь что может исчезнуть и второй оригинальный препарат. Его покупку я уже не осилю и мне придётся тогда как говориться "только в петлю" чтобы не мучиться!
    Жалко бюджетных денег потому что они тратятся на помойку!!! Многие пациенты, которые покупают оригинальный препарат, либо не получают в аптеке дженерики, либо выкидывают на помойку.
    Для кого Минздрав РФ закупает дженерики? Нам они не нужны! И когда наконец нас будут лечить наши врачи, а не чиновники Минздрава РФ которые нас даже в глаза не видели?

  • Марина

    + развернуть

    18.10.2014 17:56

    Марина

    Чтоб добиться получения оригинального препарата в нашем регионе чиновники предлагаю решать вопрос через суд, тем у кого в выписках имеется запись, что назначенный препарат замене не подлежит. Людей призывают тратить остатки своего здоровья и тот запас активной жизни, который у каждого из нас не так уж велик на выматывающие процедуры разбирательств, это просто кощунственно. При этом, сами чиновники признали, что замена оригинальных препаратов на дженерики вызвала необходимость увеличения средств на анализы для ведения контроля за концентрацией - первое доказательство непрофессионального подхода к решению проблемы и бездумномуу выполнению 94 ФЗ, на который они ссылаются.
    Да, конечно, есть у нас ограниченный контингент лиц, которые способны приобретать препараты за свой счет. Но это не выход.Теперь конкретно по этому закону, где во главу угла закупок ставится цена. Что мы имеем на сегодня. Я даю данные по Башкирии. Майфортик, например, закупили по цене 14614,57руб, или 14633,57 руб 360мг 120шт, в разные месяцы - разная цена, цена же на данный препарат в розничной(!!!!!) аптечной сети колеблется в районе 12000руб. Идем дальше. Такролимус ТЕВА, в последние месяцы закупался по цене 4725,5 руб(1мг 50шт), такросел -3520 руб (1 мг 50 шт). такросел по 0,5 мг по цене2362,75 руб. И все эти цены закупок по Федеральной программе, где практически нет никаких дополнительных накруток, как в розничной аптечной сети. При этом розничная сеть предлагает оригинальный препарат програф по цене 3600 руб (1 мг 50шт), а упаковку по 0,5 мг за 50 шт можно купить по 1900 руб!!! Как наши чиновники умудряются закупать препараты-заменители по ценам выше оригинальных в розничной сети, где накрутки на один руб иногда составляют сотни процентов? На войну с этой бессмыслицей у большинства просто нет сил, нет физической возможности ходить по кабинетам.
    Анализ на концентрацию нам ОБЯЗАНЫ делать согласно Перечню льгот для больных, перенесших трансплантацию органов, однако в течение текущего года большинству из нас в этом анализе отказывали и переадресовывали в платные лаборатории, где стоимость анализа на концентрацию такролимуса составляет1100руб или советовали добиваться этого через Прокуратуру. Почему мы должны судиться, обращаться к прокурору за тем, что ранее было гарантировано людям Законом. Нас не только не слышат и не хотят слышать, они даже не хотят признавать очевидное:идет не целевое разбазаривание государственных средств. Один месяц вместо Майфортика, который все принимали в дозировке 360мг (1 капсула) был закуплен микофенолата мофетил-тл по 250 мг. На наш вопрос: "А как его принимать", врачи откровенно посоветовали выбросить. Это ж сколько государственных средств отправилось и еще отправится на помойку?

  • Людмила Кондрашова

    + развернуть

    17.10.2014 11:45

    Людмила Кондрашова

    Чтобы не быть голословной, что проблема дженериков не местечковая, размещаю свою записку по расходу бюджетных средств.
    "В последние годы экономия бюджетных средств, в том числе в сфере здравоохранения, приобретает особую значимость.
    Экономическая незащищённость российского фармацевтического рынка от поставок лекарственных препаратов зарубежного производства и политика ценообразования на импортные препараты, вынуждает государство искать пути решения проблемы насыщения лекарственного рынка более дешёвыми препаратами.
    Одним из выходов является применение дженериков известных брендовых препаратов.
    Однако, как ни парадоксально, дженерические замены являются источником неконтролируемого перерасхода бюджетных средств, во всяком случае, в такой медицинской отрасли, как трансплантация.
    Пациенты, трансплантированные до массовых дженерических замен, терапия которым была подобрана в условиях стационара под строгим врачебным и лабораторным контролем, опасаясь отторжения трансплантированного органа, продолжают терапию оригинальными препаратами, поступая двумя способами:
    1) Получают дженерические замены препаратов закупленных в рамках программы «7 нозологий» и…выбрасывают их.
    2) Пишут отказ от дженерических замен ( что гораздо реже) и пытаются отстоять своё право на оригинальные препараты
    Приведу несколько примеров из тех жалоб, которые были получены мной, как Председателем пациентской организации. Пациентами было потрачено на приобретение оригинальных препаратов:

    Пациент *
    Регион
    Замена Сумма потраченная на приобретение оригинальных препаратов
    Степурина Ирина Саратовская обл., Балаково Сандиммун Неорал на экорал, затем панимун биорал

    200000
    Пациентка Б. Москва Програф на Такролимус Тева
    90000
    Пациент В. Нижегородская обл. Програф на Такролимус Тева
    250000
    Пациентка Г. Московская обл. Сандиммун Неорал на экорал, затем панимун биорал

    110000
    Пациенка Д. Пермский край Програф на Такролимус Тева
    130000
    Пациент Е. Московская обл. Програф на Такролимус Тева
    310000
    Пациентка Ж. Мурманская обл. Сандиммун Неорал на экорал, затем панимун биорал

    84000
    Пациенка З. Калининградская обл. Сандиммун Неорал на экорал, затем панимун биорал

    56000
    Пациент И. Мурманская обл. Сандиммун Неорал на экорал, затем панимун биорал

    29400
    Пациентка К. Мурманская обл. Сандиммун Неорал на экорал, затем панимун биорал

    154000
    ИТОГО: 1 503 400

    Это небольшая доля тех, кто покупает препараты сам.
    Прим: * Фамилия и имя указаны только у тех пациентов, кто дал своё прямое согласие их указать
    Соответственно, все дженерики закупленные по программе «7 нозологий» для этих пациентов были получены и выброшены, в буквальном смысле, в помойку.
    Часто в регионах, когда пациенты не пишут официальных отказов, но не берут препараты в аптеках, аптечные учреждения уничтожают дженерические препараты по истечении срока годности, отчитываясь, что пациенты лекарство получили, создавая, таким образом, у Федерального Минздрава ложное представление о применении дженериков и эффективности данного механизма замен для бюджета здравоохранения.
    Ещё одна статья больших затрат бюджетных средств, это пациенты, у которых переход на дженерические препараты привёл к возникновению тяжёлых осложнений.
    Региональные Минздравы, чтобы сэкономить бюджетные средства и избежать проблем в связи с необоснованными затратами на закупку лекарственных препаратов, часто не фиксируют возникновение побочных явлений у пациентов. Сокрытие подобной информации является «чёрной» бюджетной дырой. Поскольку пострадавшие пациенты, очень часто попадают в стационар, процент инвалидизации среди них резко возрастает.
    В данном случае мы имеем несколько видов дополнительных расходов из бюджета:
    1. Затраты на стационарное лечение (койко-день, зарплата персонала и т.д.)
    2. Привлечение непрофильных специалистов-медиков для лечения возникших сопутствующих патологий
    3. Затраты на дополнительные лекарственные препараты, необходимые для устранения последствий осложнений
    4. Затраты на средства реабилитации для некоторой части пациентов
    5. Потери от утраты трудоспособности пациента (бОльшая часть трансплантированных работает).
    Предлагаем:
    1. Провести достоверный мониторинг ситуации с дженерическими заменами и проанализировать ситуацию с получением препаратов данной группы пациентами. Наиболее целесообразным представляется с помощью анонимного анкетирования.
    2. Провести фармакоэкономический анализ расходов на лечение и реабилитацию пациентов, получивших осложнения при приёме дженерических препаратов.
    3. Изменить критерии закупки лекарственных средств по программе «высокозатратных нозологий». Пациентам, долгое время принимавшим оригинальные препараты, производить закупку по торговым наименованиям, чтобы избежать фиксируемых и не фиксируемых осложнений, влекущих за собой возрастание процента инвалидизации и количества госпитализаций.
    4. Пациентам, которым рекомендованы после трансплантации препараты выписанные по МНН, применение этих препаратов начинать непосредственно в стационаре, под врачебным и лабораторным контролем.
    Применение дженерических замен, как альтернативы брендовым препаратам, с расчётом насытить рынок относительно недорогими препаратами и сэкономить бюджетные средства, сейчас является фактором бесконтрольных финансовых потерь в бюджетной сфере. Данная ситуация требует тщательного анализа на собранном фактическом материале, а не на ложных оптимистичных докладах с мест."

    С уважением,
    Председатель МООНП «НЕФРО-ЛИГА»,
    член Совета общественных организаций
    по защите прав пациентов при Министерстве
    здравоохранения РФ,
    член Общественного Совета
    при Федеральной службе по надзору
    в сфере здравоохранения,
    член Совета по этике в сфере оборота
    медицинских изделий

    Кондрашова Людмила Михайловна

  • Людмила Кондрашова

    + развернуть

    16.10.2014 23:36

    Людмила Кондрашова

    Елена Фёдоровна абсолютно права, закупка дженериков, как ни парадоксально, является "чёрной бюджетной" дырой. Достаточно большая часть пациентов, особенно тех, кто трансплантировался достаточно давно, и изначально получал оригинальные препараты, закупленные по торговым наименованиям, и чувствовал себя стабильно, боясь отторжения пересаженного органа, покупают, из последних сил, оригинальные препараты.
    Росздравнадзор, на самом деле, прекрасно знает,что надо делать, в соответствии с Гл. 5 ст.37 п.5 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ (ред. от 21.07.2014) "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" (21 ноября 2011 г.)
    "Назначение и применение лекарственных препаратов, медицинских изделий и специализированных продуктов лечебного питания, не входящих в соответствующий стандарт медицинской помощи, допускаются в случае наличия медицинских показаний (индивидуальной непереносимости, по жизненным показаниям) по решению врачебной комиссии."
    Подчёркиваю, что при индивидуальной непереносимости, допускается даже назначение препаратов не входящих в стандарт лечения, а уж тем более, препаратов входящих в стандарт, но другого производителя без побочных эффектов. Однако, часты случаи, когда даже при зафиксированных должным порядком побочных явлениях, пациента оставляют на терапии, которая приводит к тяжёлым, а часто необратимым последствиям для его здоровья.

    Председатель МООНП "НЕФРО-ЛИГА" , член Совета общественных организаций по защите прав пациентов при МЗ РФ Кондрашова Л.М.

  • Михаил Каабак

    + развернуть

    16.10.2014 15:29

    Михаил Каабак

    Елена Федоровна подняла три независимых проблемы в регулировании трансплантации органов со стороны правительства:
    1. отсутствие регистрации результатов трансплантаций органов (учитывается только количество операция)
    2. отсутствие действенного мониторинга эффективности и безопасности лекарств, обращающихся на рынке. Росздравнадзор имеет сотни должным образом оформленных и зарегистрированных извещений об опасных побочных эффектах дженериков иммуноспурессантов, но не имеет инструкции как действовать в подобных случаях. В других странах достаточно десятка извещений для того чтобы прекратить продажи конкретного лекарства, в России их сотни а реакции нет.
    3. отсутствие мониторинга за расходованием иммуносупрессантов, закупаемых за бюджетные средства. Действительно остаются не востребованными значительные количества медикаментов, и на их утилизацию тоже тратятся бюджетные деньги.

    Решение всех трех проблем моет быть достигнуто созданием регистра, учитывающего не только факт трансплантации, но и все значимые события в последующей жизни реципиента и донора (если живой донор), включая назначение и отмены лекарств, а также причины их смерти. В распоряжении правительства имеются разнообразные прототипы, но движения по прежнему нет. Очевидно, что отсутствие учета и контроля выгодно слишком большому околоправительственному лобби, живущему на госзакупках.

    Предлагаемое Еленой Федоровной решение, заключающееся в закупке иммуносупрессантов по торговому наименованию, мне не нравится. Дело в том, что свободная конкуренция это не просто наиболее эффективный, это практически единственный способ обуздать безграничные финансовые аппетиты производителей лекарств. Дженерики нужны обязательно, но лишь при налаженной системе мониторинга их эффективности и безопасности. Действующие правила требуют от производителя раз в пять лет предъявить на экспертизу отдельную партию препарата, в которой проверяется лишь концентрация действующего вещества. Никто не контролирует качество других компонентов лекарства, и никто не проводит периодический контроль условий производства если завод находится за границей. Поэтому недобросовестные производители из таких стран как Индия, с развитой фармацевтической промышленностью но с недостаточной совестью, имеют достаточно экономических стимулов завалить Россию недоброкачественными лекарствами. В сложившихся условиях российские дженерики стали желанными, их качество ощутимо лучше индийских иммуносупрессантов, хотя бы потому что условия производства регулярно контролируют разные ведомства.

    Проблема, на мой взгляд, заслуживает обсуждения в Общественной Палате, и вовсе не потому что это касается большого количества людей. В России живет не больше 10 тыс человек с пересаженными органами, и если они все умрут, наша большая страна этого не заметит, и никакого влияния на демографическую обстановку не случится. Иначе говоря, это не проблема здравоохранения. Это гуманитарная проблема, современные общества считают необходимым иметь эту технологию доступной, я полагаю что трансплантацию (как впрочем и все остальное) надо делать либо красиво, либо никак. Создание российского трансплантационного регистра дело хлопотное, требующее кропотливого труда, но на мой взгляд это единственный цивилизованный путь решения множества проблем вокруг моей специальности. Буду рад услышать другие мнения.

    Директор программы Трансплантация органов ФГБНУ "РНЦХ им акад Б.В.Петровского",
    профессор Каабак Михаил Михайлович

Актуальный комментарий

В Москве с 22 января откроются музеи, библиотеки и выставочные залы

  • Ирина Великанова

    21.01.2021

    Ирина
    Великанова

    «Музеи соскучились по посетителям, и это очень правильно — открыть для людей долгожданные выставки и любимые экспозиции»

В РФ хотят отменить транспортный налог на экологичные автомобили

  • Александр Холодов

    21.01.2021

    Александр
    Холодов

    «Транспортный налог в принципе давно потерял свою актуальность»

В соцсети «ВКонтакте» зафиксированы случаи использования аккаунтов для вовлечения несовершеннолетних в несанкционированные митинги

  • Александр Малькевич

    21.01.2021

    Александр
    Малькевич

    «Работа над безопасной и комфортной средой в Сети — дело не только государства, но и платформ, предоставляющих услуги»

Собянин объявил о смягчении ограничений на спортивных мероприятиях

  • Андрей Белоглазов

    21.01.2021

    Андрей
    Белоглазов

    «Решения мэра Москвы я воспринимаю в первую очередь как серьезную победу врачей и научного сообщества в борьбе c COVID-19»

Минтруд предложил опробовать удаленную медико-социальную экспертизу

Арбитражный суд Башкирии обязал прекратить работы на шихане Куштау

Выросла стоимость российской пшеницы

  • Владислав Корочкин

    21.01.2021

    Владислав
    Корочкин

    «Считаю, что необходимо более гибко использовать механизмы регулирования и не убирать с рынка небольших экспортеров»

МВД предложило вручать Конституцию вместе с первым паспортом

  • Владимир Легойда

    21.01.2021

    Владимир
    Легойда

    «Конституция — это представление о ценностях, лежащих в фундаменте российского общества»

Газпром к 2030 году реализует проект газификации России на 100 процентов

  • Юлия Оглоблина

    21.01.2021

    Юлия
    Оглоблина

    «Необходимо создать ресурс, на котором граждане могли бы видеть эту работу и следить за ее этапами»

Календарь событий

предыдущий месяц следующий месяц  
 

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться