RSS Eng

31 июля

RSS

Печать

«Организаторы незаконных митингов ввели в действие программу по максимальному нарушению закона» — Максим Григорьев

Комментарии членов ОП РФ об отказе организаторов митинга 3 августа от предложенной мэрией Москвы площадки

«Организаторы незаконных митингов ввели в действие программу по максимальному нарушению закона» — Максим ГригорьевФото:rbc.ru

Организаторы назначенного на 3 августа в Москве митинга оппозиции решили отказаться от предложенной мэрией площадки. Об этом один из организаторов акции, член федерального совета Либертарианской партии Михаил Светов, сообщил на своей странице в Twitter.

В мэрии Москвы подтвердили информацию о том, что заявители, подавшие заявку на митинг 3 августа в поддержку не зарегистрированных на выборах в Мосгордуму кандидатов, отказались от предложенной правительством Москвы площадки на проспекте академика Сахарова, их предупредили об ответственности в случае проведения несанкционированного мероприятия. Подробнее>>
 
Вячеслав Бочаров: «Пора перестать проявлять толерантность к тем, кто с гадливой улыбкой ждет кровавого исхода»
 
«Цивилизованное общество живет, основываясь на действующих в нем законах, которые регламентируют в том числе и избирательную деятельность. И процедура подготовки документов для подачи в регистрационный орган давно всем известна, осталось только ее соблюсти. И тут не имеет значения, к какой партии или организации принадлежит потенциальный кандидат. Собрал подписи в поддержку, они отвечают требованиям, другим условиям — молодец. Дальше все будет зависеть от избирателей. 
 
Те протестные акции, которые проходят в Москве, ничего общего с борьбой за свои права не имеют. Это прямое нарушение всех норм общежития, потенциально влекущее за собой административное и уголовное наказание. Я 37 лет прослужил государству в погонах, был несколько раз ранен, выполнял задачи по обеспечению безопасности нашего государства, а значит, и каждого живущего в нем человека, в том числе и этих управляемых кем-то молодых людей. Я вправе спросить их: “А что вы сделали для Отечества, для государства, прежде чем вышли с некими протестными лозунгами, подкрепленными прямыми насильственными действиями против сотрудников органов правопорядка?”
 
Представим себе ситуацию, что компания веселых молодых людей садится в прогулочную лодку и начинает ее раскачивать, веселясь и не обращая внимания на просьбы прекратить, ведь в лодке есть и те, кто не умеет плавать. Лодочник напоминает, что их поведение недопустимо, ибо оно угрожает жизни людей. Но они и не думают останавливаться: мол, о чем ты нас тут предупреждаешь, мы свободные и веселые. Лодка переворачивается, тонут люди, возможно кто-то и из этих безбашенных юнцов. Кого винить: лодочника, дебоширов или тех, кто преднамеренно провоцировал этот исход, находясь на берегу и аплодируя? 
 
Так и с этими протестными действиями. Тех, кто с гадливой улыбкой ждет кровавого исхода, не видно, они как бы стоят над этим управляемым стадом. Пора перестать проявлять неподходящую толерантность, пора называть таких людей так, как они заслужили. А мы привыкли убийц называть красивым словом «киллер», предателей государственных интересов — «борцами за свободу» и т.д. 
 
Оболваненные молодые люди, не имеющие за своей душой ничего, никакого жизненного опыта… За какую справедливость они могут бороться, нарушая при этом законы государства? Я ведь и за них жизнью рисковал. Пусть они придут ко мне, к моим друзьям по Российской ассоциации героев, пусть придут в ОП РФ и попытаются поделиться своими убеждениями, если они у них есть. Русский философ Ильин, который не принял советскую идеологию и покинул страну, до конца жизни оставался патриотом русского государства. Ему принадлежат слова: “Жить стоит только тем и верить стоит в то, за что стоит бороться и умереть”. А есть ли у людей, используемых в чьих-то корыстных целях, да еще и за плату, такие убеждения?»
 
Михаил Аничкин: «Эффект толпы опасен тем, что любое агрессивное столкновение с правоохранительными органами может повлиять на тех, кто случайно оказался рядом»
 
«Как законопослушному жителю Москвы мне непонятно, почему я должен верить той категории граждан, которую не зарегистрировал Мосизбирком в связи с нарушениями, допущенными при сборе подписей. Они не прошли до конца процедурный путь по отстаиванию своих прав, на промежуточном этапе начали говорить о незаконности власти по отношению к ним, что, соответственно, привело к призывам к участию в несанкционированных митингах.
 
Поскольку все это происходит не где-то на закрытой территории, а в центре Москвы, среди тысяч гуляющих москвичей и гостей столицы в выходной день, возникает вопрос об ответственности: на мой взгляд, организаторы несанкционированных митингов, а по факту — массовых беспорядков, подвергают реальной смертельной опасности обычных граждан. Эффект толпы опасен тем, что любое агрессивное столкновение с правоохранительными органами может повлиять на тех, кто случайно оказался рядом (а среди них есть семьи с маленькими детьми) и совершенно не причастен к происходящему. В такой ситуации среди людей может возникнуть паника и, как следствие, давка, которая может привести к гибели простых москвичей.
 
Хочу сказать несколько слов о неадекватных действиях лиц, которые оказали прямое сопротивление правоохранителям. Есть большая разница в том, как ведут себя правоохранительные органы при пресечении беспорядков у нас и в европейских государствах. Во Франции, например, активно используют водометы, газ и резиновые пули. Перед нашими силовиками стояла задача действовать по закону и максимально стараться не причинить никакого физического вреда протестующим. Но, когда перед спецназом намеренно выставляют беременную женщину, у меня большой вопрос: она сама-то понимает, как опасно в ее положении находиться в толпе? Эти действия носят признаки откровенной и типичной провокации, согласно международной классификации.
 
Предстоит серьезно разбираться правоохранительным органам, кто за всем этим стоит и какие цели преследует. При этом в обязательном порядке к этому процессу необходимо подключить общественность для обеспечения объективности и беспристрастности оценки событий. Я же, как и многие законопослушные граждане страны, крайне отрицательно отношусь к подобным явлениям и считаю, что противозаконные действия, ведущие к нагнетанию обстановки, призывы к массовому протесту могут привести к непредсказуемым, негативным последствиям для общества». Подробнее – в блоге Михаила Аничкина
 
Иосиф Дискин: «Общество должно жестко отмежеваться от тех, кто готов бросить в водоворот разрушения нашу страну»
 
«С моей точки зрения, крайне важно обсудить принципиальную ситуацию. Среди тех, кто выступает организаторами митингов — как санкционированных, так и несанкционированных, преобладают люди, которые считают, что ради достижения высокозначимых ценностей свободы и демократии можно пойти на разные риски, в том числе на риск разрушения государства. При этом их не останавливает то, что результатом этого будут страдания миллионов — в этом можно легко убедиться, оглянувшись на 1990-е годы. Последствия 1990-х годов были вполне соизмеримы с последствиями Гражданской войны. Надо просто представить масштаб этих потерь. 
 
Но я вижу здесь грубую стратегию — любым путем дискредитировать действующую государственную власть, и вся эта стратегия построена на абсолютно циничном обмане — на том, что с действующей властью невозможно и не о чем договариваться. Факт этого обмана подтверждается тем, что ЦИК готова вести диалог: суд только что пересмотрел свое решение по поводу известного деятеля партии “Яблоко” Сергея Митрохина, где было сказано об обязательстве Мосгоризбиркома вернуться к вопросу о регистрации кандидата. 
 
Еще одним доказательством того, что это вполне себе обман, является то, что и один из руководителей движения “Голос” призывает активно двигаться в ЦИК и в суды, вполне предполагая возможность решения проблемы. А известный журналист и общественный деятель, зампредседателя Общественной палаты Москвы Алексей Венедиктов, который руководит Общественным штабом по контролю и наблюдению за выборами депутатов Московской городской думы, настаивает на участии в заседании ЦИКа, и ему в этом не отказывают.
 
Поэтому здесь должна идти речь о принципиальном моральном размежевании между теми, кто действительно хочет блага своему Отечеству и готов занимать активную гражданскую позицию и вести диалог с государством, и между теми, кто разделяет, на мой взгляд, абсолютно аморальную позицию — разговаривать с властью языком ультиматума. Общество должно понимать, что те, кто занимает такую позицию, вполне готовы пожертвовать их судьбой (и даже жизнью) ради достижения своих внешне заявленных замечательных целей.
 
При этом организаторы и многие участники митингов обвиняют большевиков в том, что те были готовы жертвовать судьбой страны и судьбами людей ради своих идеалов, но сами их копируют: в этом смысле они являются идеологическими наследниками нигилистов XIX века. Наша рабочая группа, которая готовит доклад “Российский прорыв и задачи гражданского общества”, охарактеризовала их как новых нигилистов. 
 
Еще раз подчеркиваю: вопрос состоит в том, что общество должно жестко отмежеваться от тех, кто готов бросить в водоворот разрушения нашу страну».
 
Максим Григорьев: «Проведение мирного мероприятия не является целью для организаторов акции. Их цель — провоцирование полиции на действия по задержанию людей»
 
«Я был очевидцем событий, которые проходили недавно на Тверской, и, по моим оценкам, если рассматривать и всю избирательную кампанию, и этап регистрации кандидатов в Мосгордуму, то кандидаты от так называемой несистемной оппозиции имели очень небольшие шансы на избрание. Например, та же Соболь известна только скандалом, связанным с ее попыткой взять комментарий у беременной Маргариты Симоньян, после чего главред канала RT была госпитализирована. Больше никак общественность Москвы эту госпожу Соболь не выделяет. И большинство других кандидатов, за исключением буквально нескольких человек, таких как Гудков и Яшин, никак себя не показали и практически неизвестны москвичам. На мой взгляд, шанса выступить достойно на выборах у них не было, об этом, кстати, говорят и данные социологических опросов.
 
При этом мы понимаем, что кампания по сбору подписей с их стороны была организована с очевидными серьезными и грубыми нарушениями, ничем другим наличие умерших людей, которые якобы за них подписались, объяснить нельзя. Очевидно, что произошла фальсификация документов. И хотя подписи собирали специально нанятые люди, а не сами кандидаты, ответственность ложится именно на них.
 
В этих условиях организаторы незаконных мероприятий ввели в действие программу по максимальному нарушению закона для того, чтобы, с одной стороны, привлечь к себе внимание, с другой — сплотить своих сторонников. Как мы знаем, из тысячи задержанных участников незаконных акций около 600 были иногородние граждане. Это может означать, что из трех тысяч участников незаконной акции порядка 1800 человек были не москвичи. И если отнять количество журналистов, блогеров и других людей, освещающих акцию, получается, что большая часть участников этих беспорядков — люди, которые никак не относятся к Москве и москвичам. Правомерно предположить, что организаторы использовали этот повод для консолидации своих сторонников и отработки действий, связанных с нападением на полицию, агрессивным поведением, перекрытием магистралей города и т.д. Я лично видел и провокаторов, нападающих на полицию и людей, агрессивно настроенных по отношению к самим москвичам.
 
Относительно мероприятия, которое изначально было согласовано на 3 августа. Приходит информация о том, что организаторы прошедших ранее незаконных акций отказались от участия в разрешенном мэрией митинге. Это еще раз подтверждает, что проведение мирного мероприятия для выражения своей точки зрения не является их целью. Их цель — провоцирование полиции на действия по задержанию людей. При этом организаторы незаконных акций заинтересованы, чтобы эти задержания происходили в максимально жесткой форме.
 
В то же время я сам видел, что действия полиции, несмотря на большое количество задержанных, были максимально корректными: людей уговаривали не нарушать порядок. И я видел провокаторов, вырывающих ограждения, нецензурно выражающихся, нападающих на полицейских. В сети Интернет распространено видео, на котором некая дама с нецензурной бранью набрасывается на полицейских, а потом она же на камеру рассказывает, что якобы полиция напала и избила ее. И таких провокаций было достаточно много».
 
Александр Малькевич: «Организаторы митинга мыслят обложками журналов и заголовками новостей, а не думают о развитии Москвы»
 
«Организаторы противозаконных акций в Москве, отказавшись от согласованного на 3 августа мероприятия, похоже, расписались в исключительном стремлении к новым беспорядкам. Мэрия Москвы показала, что, когда соблюдается установленный законом порядок, акции согласовываются. Но в том-то и дело, что следовать букве закона заявители не очень то и хотят.
 
Для меня как для специалиста по PR очевидно, что организаторам “митинга” наплевать и на закон, и на правила, и в конечном счете на людей — для них единственно важной является картинка для западных СМИ с задержаниями на фоне ФСБ (поскольку для акции они теперь требуют... Лубянку!). То есть мыслят они обложками и заголовками иностранных и некоторых российских газет, а не развитием конкретных округов Москвы.
 
За все время своих протестов так называемые независимые кандидаты так и не ответили на конкретные претензии избиркома. Например, они не смогли объяснить наличие “мертвых душ” в списках — умер человек, и ладно. Декларируя стремление к правде, сами они эту правду скрывают.
 
Я не вижу желания у организаторов митинга конструктивно решать проблему. При этом есть пример Сергея Митрохина, который пошел правовым путем: он подал официальную жалобу, и в итоге отказ в регистрации Митрохина кандидатом в Мосгордуму был отменен. А у тех, кто занимается провокациями, задачи выходить на выборы, скорее всего, нет.
 
Помимо работы в Общественной палате, я являюсь журналистом-международником, и своими глазами видел, как работает полиция в Париже, как зачищают в Берлине…
 
Бывая в Европе и в США, я все время провожу параллели: какие там законы, как они разгоняют протесты. Люди говорят, что на Западе все иначе. Да, там действительно все иначе: на Западе не только дубинки, но и резиновые пули, водометы и слезоточивый газ.
 
Поэтому действия полиции у нас максимально (насколько это возможно) корректны. О какой необоснованной жестокости может идти речь, если известно только о нескольких травмах у более чем тысячи задержанных? Активные мероприятия полиция начала предпринимать только в ответ и тогда, когда действия провокаторов стали угрожать здоровью и жизни людей. Эти провокации мы все видели: распыление слезоточивого газа, удары омоновцев по лицу, закидывание бутылками и камнями. Изъятые у митинговавших предметы свидетельствуют о том, что пострадавших могло быть намного больше — в этой ситуации лучше оказаться в автозаке, чем стать случайной жертвой находящего рядом неадекватного провокатора. Многих задержанных практически сразу отпускали — нонсенс для той же Европы».
 
Илья Ремесло: «Участие в несогласованных мероприятиях опасно для граждан — по фактам столкновений с правоохранителями уже заведено несколько уголовных дел»
 
«Отказ зачинщиков незаконного митинга от предложенного им места проведения согласованной акции свидетельствует о том, что они взяли осознанный курс на конфронтацию.
 
Отказом организаторы противозаконных акций подтверждают, что в реальности их не интересуют выборы в Мосгордуму, они не хотят собрать побольше участников митинга. Единственное, что их интересует, — это уличные беспорядки.
Участие в подобных несогласованных мероприятиях опасно для граждан — по фактам столкновений с правоохранителями уже заведено несколько уголовных дел, обвиняемые отправлены под арест, им грозит серьезное наказание. Кроме того, заведено дело о массовых беспорядках».
 
Александр Ткаченко прокомментировал ситуацию на своей страничке в «Фейсбуке»: «По итогам несанкционированных митингов у организаторов протестов прибавилось опыта уличной борьбы и популистских рейтингов, а у рядовых участников этих выступлений прибавилось проблем в жизни»
 
«Рискую лишиться части друзей, искренне верящих в идею уличной “демократии”, но считаю очень важным четко обозначить свою позицию. И сделать это именно сейчас, когда уже каждому понятно, что у организаторов протестов 27 июля по итогам несанкционированных митингов прибавилось опыта уличной борьбы и популистских рейтингов, а у рядовых участников этих выступлений прибавилось проблем в жизни.
 
Я без секундного замешательства говорю, что я не поддерживаю эти протесты и, более того, не верю в эту “площадную демократию”, когда толпа таким способом пытается что-то доказать власти.
 
Во-первых, в то время, когда куча людей тратила свое время, силы и ресурсы на крики и противостояние на улице, в детском хосписе волонтеры деятельно наполняли жизнью день тяжелобольных детей. Ровно в это время один волонтер пришел, чтобы почитать книжку детям в палате интенсивной терапии, семейная пара помогала нашему воспитателю в игровой, а еще один человек помогал наладить кондиционер во время жары. 
 
Жизнь отдельного человека всегда превыше любых политических лозунгов — для меня в этом состоит один из принципов правильного общества и демократии. Я убежден, что, если ты хочешь сделать свою страну более светлой, доброй и справедливой, надо не орать об этом, а делать реальные дела и менять к лучшему жизнь людей рядом с тобой.
 
Я не знаю, сколько человек вышло на улицу в субботу, но знаю, что мир точно изменился бы к лучшему, если каждый из вышедших на площадь потратил свой выходной на добрые дела.
 
Во-вторых, для меня неприемлема сама идея любых решений в обществе по принципу “кто громче крикнет”. Любое событие желательно рассматривать не просто как единовременное событие сегодняшнего дня, а в общей картине истории, с учетом исторического опыта.
 
Наша отечественная история учит, что ни одно хоть сколько-нибудь позитивное изменение в жизни страны или даже отдельного человека не стало результатом действий возмущенной толпы. И тут даже не так важен повод для возмущения — история ведь все равно потом отметет бóльшую часть эмоций и мелких фактов и даст свою оценку и безответственности так называемых оппозиционеров, выводящих людей на баррикады, и участникам акций, подставившимся ради сомнительной карьеры политиков, и тех представителей власти, которые не смогли вовремя услышать несогласных и попытаться договориться и объяснить свои действия.
 
В-третьих, я не приемлю такого открытого неуважения к своим согражданам и такого нецивилизованного способа добиваться своей справедливости. Участники несанкционированных митингов громко заявляют о том, что власть не уважает человека, не учитывает их голос и так далее. Право голоса, безусловно, должно быть обеспечено. Только в пылу страсти как-то забывается, например, что те, кто вынужден охранять и обеспечивать безопасность на улицах, — они такие же граждане. И если вы хотите уважения, уважайте своих сограждан, в том числе людей в форме.
 
Я не понимаю, какую страну хотят построить те, кто провоцировал полицию, оскорблял ее и кидал в полицейских урны. Зачем мне нужно “прекрасное” будущее, которое организаторы протестов хотят создать исключительно для узкой категории “правильных” людей? Куда же они собираются деть остальных? Тех же полицейских, которые обязаны подчиниться приказу, обеспечивая безопасность общества… Или таких, как я, например, которые не готовы идти с толпой… Или просто своих сограждан, которые в субботу хотели совершенно аполитично погулять с семьей по центру Москвы, но вынуждены были любоваться на провокации.
 
Ответов нет. И не будет, потому что светлое демократичное будущее никогда не будет построено без уважения. И это для меня очевидный факт».
 
Сергей Некрасов: «Нужен диалог и совершенствование процедур, а не хаос под крики толпы»
 
«Как член Общественной палаты РФ, хочу высказать личное мнение о ситуации вокруг недопуска к выборам группы кандидатов в депутаты Мосгордумы и последующих протестных акций. Мы можем жить либо по законам, либо по понятиям и произволу. Если законы неправильные, их нужно менять: например, снижать количество возможных претензий к собираемым подписям в поддержку кандидатов. Или собирать их так, чтобы процесс был прозрачным, скажем, через систему “Госуслуги”. 
 
Но нам на улице была предложена другая схема: силовое давление на избирательные комиссии через проведение несогласованных акций. Это не имеет никакого отношения ни к демократии, ни к честным выборам. Нужен диалог, нужно совершенствование процедур. Но не хаос под крики и не вывод людей под противодействие правоохранительных структур, выполняющих свой долг по защите правопорядка. Такие действия недопустимы».

Теги: Вячеслав Бочаров, Иосиф Дискин, Александр Ткаченко, Александр Малькевич, Михаил Аничкин, Илья Ремесло, Сергей Некрасов, Максим Григорьев

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Голосовать могут только зарегистрированные пользователи.

войти зарегистрироваться