RSS

Блог

  • + 0 -

    30 января, 2013

    В ОП идут перед тем, как пойти в храм — когда надежды нет

    Автор: Михаил Островский, комментариев нет

    Интервью Михаила Островского РИА Новости

    — В Госдуму был внесен законопроект о реформе Общественной палаты, согласно которому предполагается увеличить число ее членов на 40 человек, расширить региональное представительство, а также ввести процедуру интернет-голосования. Поддерживаете ли вы предполагаемые нововведения? Как, на ваш взгляд, может измениться палата? Как вы относитесь к процедуре интернет-голосования?

    — Считаю, что увеличение количества представителей регионов в Общественной палате, безусловно, сыграет ей на пользу, поскольку даст возможность расширить взгляд на многие вещи и представлять не только точку зрения "центра". Что касается интернет-голосования, то это вопрос, который следует очень внимательно изучить и проработать. Думаю, что в данном случае речь должна идти о широком обсуждении кандидатов в сети интернет. А что касается выбора, то здесь надо предложить процедуру, гарантирующую отбор по критерию квалификации и общественного доверия. Сегодня практика показывает, что в интернет-голосовании зачастую побеждают персоны более известные, чем квалифицированные и ответственные. Надеюсь, что сообща в ходе обсуждений такой порядок мы сможем определить.

    — Нынешний состав президентского Совета по правам человека также был сформирован посредством интернет-голосования…

    — Мне неудобно коллег критиковать, но сам процесс формирования я считаю неправильным… Голосование в интернете открытое, и я прекрасно понимаю, что если сегодня поставить на одну доску уважаемого, активного общественника и популярного артиста, то, безусловно, артист выиграет, не потому что общественник плохой, а потому что артист известный и популярный. Значит, это не метод. Как инструмент интернет на самом деле имеет право на существование. Но выбирать должно экспертное сообщество.

    «Нас интересует одно: насколько людям стало лучше»

    — Михаил Владимирович, Общественная палата получила поручение от Эльвиры Набиуллиной провести мониторинг выполнения социально-значимых указов президента. Как этот мониторинг будет осуществляться и будут ли его результаты доведены до общественности?

    — Я хотел бы сразу внести некую ясность: мы не получали поручения, это была наша инициатива — взять под общественный контроль выполнение социально-значимых пунктов указов президента. Майские указы президента очень значимы для развития страны, и это, в общем, социально-экономическая программа на ближайшие годы. Но мы трезво взвесили свои силы и возможности и предложили, что возьмем под общественный контроль отдельные, на наш взгляд, наиболее значимые пункты этих указов. Это выделение участков для многодетных семей, ипотека для молодых, поддержка педагогов, работающих с инвалидами и с детьми, которые оказались в тяжелой жизненной ситуации и ряд других. Выполнение этих указов мы держим на контроле.

    — Эта работа уже началась?

    — Она началась с середины января, могу объяснить, почему. Прошло чуть больше полугода с того момента, как были подписаны эти указы, многие из них рассчитаны на достаточно большую временную перспективу — некоторые до 2016 года, другие до 2013 года. Но есть указы, некоторые этапы которых должны были быть выполнены к концу 2012 года. Один из них связан с повышением средней заработной платы педагогов, с доведением ее до среднего уровня по региону. С этого указа мы и начинаем нашу работу по контролю. И я надеюсь, что в феврале мы получим уже первые результаты нашего общественного мониторинга и сможем проинформировать рабочую группу при президенте РФ по мониторингу достижения целевых показателей социально-экономического развития РФ, а также опубликовать мониторинг и наши выводы на сайте Общественной палаты.

    Почему мы за это взялись? Есть масса разного рода статистических, бухгалтерских уловок, которые позволяют отрапортовать о том, что все сделано, и о том, что все хорошо, а на самом деле все по-разному… Нас интересует только один вопрос, насколько людям стало лучше, насколько это до них дошло и насколько власть местная позаботилась, чтобы им стало жить комфортнее.

    — И по результатам мониторинга вы сможете ответить на эти вопросы?

    — Будем стараться. Мы обратились к ряду всероссийских организаций, таким, например, как общество инвалидов, педагогическое собрание, "Движение семей SOS" и ряду других, которые специализируются в этих областях. Это один срез. Второй срез — это региональные общественные палаты, которые могут оценить и понять, что происходит в каждом регионе. А в каждом регионе совершенно разная социально-экономическая ситуация, разные финансовые возможности, соответственно, разные пути решения проблем. Третье — мы подключаем членов Общественной палаты РФ, которые будут ездить в командировки, чтобы на месте собирать информацию, проводить экспертные интервью, поговорить непосредственно с теми, кого эти указы касаются: педагогами, многодетными родителями, инвалидами. Четвертое — у нас на сайте открыта горячая линия. Пятое — граждане могут принять участие в мониторинге, заполнив специальные анкеты, они также есть на сайте. Плюс ко всему, по нашей просьбе фонд "Общественное мнение" проведет опрос населения. Так что у нас достаточно источников, чтобы получить более или менее объективную картину. Она не будет точна с точки зрения государственной статистики, мы себе отдаем отчет. Но нам это и не нужно.

    — В течение какого времени будет вестись этот мониторинг?

    — Этот мониторинг мы будем проводить в течение всего времени, пока идет выполнение указов.

    «На G20 никогда не звучало мнение гражданского общества»

    — Международное гражданское общество через Общественную палату собирается представить в рамках «двадцатки» свой доклад. Расскажите, что это за доклад?

    — Я очень коротко расскажу предысторию этого доклада. Существует Международная ассоциация экономических и социальных советов и схожих институтов (МАЭСССИ — ред.). Россия никогда не принимала участие в ее деятельности, потому что у нас не было социально-экономического совета. Но когда семь лет назад образовалась Общественная палата, мы подали заявку и вступили в эту организацию. Она достаточно крупная, объединяет порядка 80 стран — постоянных членов и ряд стран на полупостоянной основе. Мы вступили в эту организацию, стали активно в ней работать и уже прошли неплохой путь: недавно ОП РФ вошла в Президиум МАЭСССИ, а русский язык стал одним из рабочих на мероприятиях ассоциации. Отмечу, что в ближайшем будущем произойдет смена руководящих органов МАЭСССИ и у России есть очень хорошие шансы на председательство в ассоциации.

    Мы предложили, учитывая, что Россия в этом году является председателем саммита «Большой двадцатки"», — подготовить доклад, в котором были бы проанализированы пути выхода из глобального экономического кризиса с точки зрения гражданского общества.

    Как мы с вами понимаем, на «двадцатке» решаются очень серьезные проблемы развития мира, в том числе его экономического развития, но там никогда не звучала точка зрения гражданского общества, несмотря на то, что организаторами саммита предусмотрен специальный общественный трек.

    Вот мы с коллегами из зарубежных НПО и различных экспертных организаций решили предложить «двадцатке» свою повестку.

    Как это обычно бывает, кто предлагает, тому и поручают. В итоге президиум МАЭСССИ поручил России возглавить рабочую группу по написанию этого доклада. В деятельность группы очень активно включились коллеги из Бразилии, Китая, представители неправительственного сектора стран Западной Европы. И мы общими усилиями в течение полутора лет готовили этот доклад. Получился достаточно интересный документ под названием «Глобальный кризис и его последствия: взгляд гражданского общества». Он был утвержден на последнем заседании президиума МАЭСССИ в Сеуле в конце 2012 года. 13 декабря в Москве состоялось собрание шерп «Большой двадцатки», где мы презентовали документ представителям лидеров «двадцатки». Они приняли решение включить его в повестку дня. Надеемся, что лидеры с этим согласятся.

    — Поговорим о нашем российском гражданском обществе. 2012 год показал, что оно существует и хочет быть услышанным. Как вы оцениваете этот всплеск гражданской активности прошлого года?

    — Я категорически не согласен с тем, что год показал, что гражданское общество существует. Оно существовало и до того, и любая активность, особенно активность политическая — не показатель существования гражданского общества. Гражданское общество — это и те, кто помогает сиротам и старикам, и волонтеры, которые работали на пожарах. Но, безусловно, с конца 2011 года наблюдается достаточно серьезная политическая активность. В Москве прошли крупные митинги, чуть меньше их было в Питере. Все возникло на фоне выборов в Государственную думу, которые часть общества не приняла, объявила их нерепрезентативными, нечестными. Мы к этому отнеслись очень серьезно. В ОП прошли слушания, в которых приняли участие, как организаторы митинга, так и представители силовых структур, мэрии, конечно члены ОП, включая тех, кто был на митинге общественным наблюдателем. Мы вели открытый разговор, транслировали его он-лайн на сайте палаты. Я должен сказать, что разговор был конструктивный. По крайней мере, все точки зрения были высказаны, выслушаны. Но изменить ситуацию могли только конкретные предложения. Мы вышли с рядом инициатив в Центральную избирательную комиссию, в Государственную думу. И многие из них были услышаны при подготовке президентских выборов.

    — Например?

    — Например, наше предложение по поводу прямых трансляций (с избирательных участков — прим. ред). Оно было сначала отвергнуто, потом мы объясняли, его услышали. Кроме этого, мы направили своих наблюдателей от cайта ОП, зарегистрированного как СМИ. Все их замечания моментально учитывались.

    «Нас могут не услышать, но ответить нам надо»

    — Кроме выборов президента, чем для вас, как члена ОП, был значим прошедший год?

    — Прежде всего тем, что именно в 2012 году палата, как нам кажется, стала реальным институтом, а не просто собранием уважаемых граждан, каждый из которых делает достаточно много. Мои слова подтверждает и тот факт, что к нашему коллегиальному мнению все больше прислушиваются и в Думе, и в правительстве. Например, с этого года общественные советы министерств будут формироваться не внутри ведомства, что дискредитирует саму идею их работы, а при активном участии ОП. Есть поручение правительства до первого марта внести новый порядок, оно, в том числе и к нам адресовано. Это была наша инициатива, поддержанная президентом. В 2012 году, как и прежде, мы много помогали конкретным людям. После страшного наводнения в Крымске члены ОП сразу взяли ситуацию под контроль, выезжали в район, следили за тем, как оказывается помощь пострадавшим, о всех нарушениях оперативно сообщали в органы власти. Некоторым гражданам реально удалось помочь. В нашем "дневнике" много конкретных историй, каждая из которых касается чьей-то судьбы. Совсем недавно, например, 96-летний ветеран войны Николай Тимофеевич Зайцев не мог получить квартиру в Питере, потому что у него на 10 сантиметров площади было больше нормы. Мы пробили ему квартиру. И таких примеров у нас сотни.

    В Общественную палату идут, по-видимому, как в церковь, когда уже надеяться не на что. Потому что сначала идут, как всегда, в милицию, потом в прокуратуру, потом в суд. Теперь у граждан есть Общественная палата. Поскольку мы в этом плане люди отвязанные, у нас нет преград, и есть все возможности, мы можем обратиться куда угодно. Нас могут не услышать, могут послать, но ответить нам надо. И отвечают. А если приходят отписки, мы снова пускаемся в бой. Поэтому есть результат.

    — Какие планы у Общественной палаты на 2013 год, что будет в приоритете?

    — Главная функция Общественной палаты — это экспертиза законопроектов. Наиболее серьезные законы, наиболее злободневные мы в обязательном порядке пропускаем через себя. На следующей неделе мы рассмотрим важные законопроекты, такие как о фиктивной регистрации граждан в жилых помещениях, об ограничении права должника на управление автомобилем. Кроме того, нам предстоит сформировать 46 общественно-наблюдательных комиссии за соблюдением прав граждан в местах принудительного содержания. В настоящее время действуют 80 ОНК, но у некоторых подошел срок ротации. Мы продолжим вести горячую линию по экологии. Надеемся, что в год охраны окружающей среды нам легче будет отстаивать права граждан жить, к примеру, без мусорных свалок под окнами. Продолжит свою работу интернет — приемная Дианы Гурцкой, это ее огромный проект прошлого года, имеющий хороший практический результат. Но главное, я надеюсь, что как и в 2012 году, ни одно социально-значимое событие не останется без нашего внимания, нашей реакции.

    — А как вы в целом оцениваете, прислушивается ли власть к тем рекомендациям, которые дает Общественная палата, или это происходит в очень редких случаях?

    — Вы знаете, в большинстве случаев сейчас прислушивается. В качестве примера могу вам привести закон об образовании, который на моей памяти не менее пяти раз на очень больших наших форумах обсуждался. В него вошло более 20 серьезных предложений. Причем за отдельные поправки мы бились по нескольку раз, они таинственным образом исчезали из текста. Второй документ серьезнейший, который прошел нашу экспертизу, тоже имел много замечаний к нем, и они были услышаны. Это стратегия национальной государственной политики в России.
    Конечно же, есть некоторые акты и законы, которые мы считаем неправильными, но они тем не менее принимаются. Но таких примеров становится все-таки меньше.

    — А «антимагнитский закон», например?

    — А «антимагнитский закон» я больше отношу к законам политической конъюнктуры. Мы на него, кстати, тоже дали свое заключение, но еще до того, как он стал законопроектом «Димы Яковлева». Политическая конъюнктура всегда есть, была и будет, давайте из этого исходить. Со многими положениями «закона Димы Яковлева» я не согласен. Я не считаю, что это очень страшно, если наших детей где-то усыновляют, я считаю страшным другое. К сожалению, почему-то наши депутаты не обращают внимания на то, что у нас столько сирот. Вот это трагедия, и об этом надо говорить в первую очередь.

    А когда мне говорят, что надо ответить американцам. Надо. Я вам искренне могу сказать, что тоже считаю, что на «закон Магнитского» ответить-то надо. Но способ, на мой взгляд, неправильный.

    — Возвращаясь к началу нашего разговора, хочу у вас спросить, как вы относитесь к тому, что многие ваши коллеги из Общественной палаты вошли в состав СПЧ?

    — Я к этому отношусь плохо, причем очень давно. И могу сказать, почему. Я считаю, что у нас в стране очень узкий круг общественно активных людей, к сожалению. И когда одни и те же люди работают в Общественной палате, эти же люди работают в Совете по правам человека, эти же люди работают еще в каком-то совете, и они выступают на телевидении как главные эксперты. Общественная и экспертная поляна в России очень узкая, и это отрицательно сказывается на всей нашей жизни. Конечно, с одной стороны власти удобней управлять узким кругом лиц. Но с другой стороны, чем больше будет серьезных общественных деятелей, тем эффективнее будет диалог с властью. Сегодня общество явно имеет запрос на гражданские инициативы, на участие граждан в решении серьезных проблем. Так что поляна явно будет расширяться. Иначе просто не может быть.

    РИА Новости

Оставьте свой комментарий

Чтобы оставить комментарий, вы должны войти или зарегистрироваться

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Внимание!

Внимание!

Возможность голосования доступна только зарегистрированным пользователям.

Авторизируйтесь или пройдите регистрацию