RSS

Блог

  • + 0 -

    19 сентября, 2011

    Презумпция целесообразности

    Автор: Анатолий Кучерена, комментарии 8

    В последнее время, в силу ряда известных событий, в обществе развернулась дискуссия по такой проблеме, как условно-досрочное освобождение (УДО) лиц, находящихся в местах лишения свободы.

    Как обычно бывает в правовых спорах, четко обозначились две линии – «жесткая» и «мягкая». Сторонники первой утверждают, что осужденный преступник должен отсидеть «от звонка до звонка» и что его досрочное освобождение возможно разве что в каких-то исключительных обстоятельствах, например, при обнаружении неизлечимого заболевания. Приводятся также многочисленные примеры, когда по УДО на свободу выходили убийцы, насильники и педофилы и вскоре вновь принимались за старое. Безусловно, эти примеры заслуживают внимательного анализа, с тем, чтобы понять, почему так произошло.

    Сторонники второй, гуманистической линии, напротив, зачастую рассматривают УДО как некое безусловное право заключенного выйти на свободу после отбытия определенного срока, в зависимости от степени тяжести совершенного преступления. Напомню, что согласно закону, для того, чтобы ходатайствовать об освобождении по УДО заключенные, осужденные за преступления небольшой и средней тяжести, должны отбыть не менее 1/3 назначенного им срока, осужденные за тяжкие преступления – не менее половины срока, осужденные за особо тяжкие преступления – 2/3 срока, осужденные к пожизненному заключению – не менее 25 лет и, наконец, осужденные за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних – не менее 3/4 срока.

    При этом порой забывают, что при решении вопроса о целесообразности УДО суд учитывает не только срок, уже отбытый заключенным, но и целый ряд других факторов.

    Ст. 175 Уголовно-исправительного кодекса РФ указывает, что в ходатайстве осужденного об УДО «должны содержаться сведения, свидетельствующие о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, поскольку в период отбывания наказания он частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, раскаялся в совершенном деянии, а также могут содержаться иные сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного».

    Мне приходилось читать статьи и интервью известных юристов, в которых утверждается, что для освобождения по УДО раскаяние осужденного якобы не является обязательным. В одной известной газете статья, где цитируются подобные мнения, озаглавлена так: «Ни в каких статьях УИК не прописано, что заключенный должен испытывать раскаяние в содеянном».

    Откровенно говоря, в свете того, что говорится в ст.175 УИК РФ, это утверждение выглядит несколько нелогично. Давайте порассуждаем. Предположим, что некий гражданин отбывает наказание за убийство, совершенное, как он считает, в ответ на нанесенное ему оскорбление. В своем деянии он не раскаивается и вполне убежден, что поступил правильно, поскольку настоящий мужчина может смыть оскорбление только кровью обидчика. Такая позиция была вполне распространенной, например, среди французских дворян эпохи кардинала Ришелье, которые хватались за шпагу при любом косо брошенном взгляде; в отдельных традиционных сообществах она укоренена и сегодня. Но где, в таком случае, гарантия, что, выйдя на свободу, приверженец подобной «мушкетерской» или «горской» морали не совершит аналогичное преступление, коль скоро он руководствуется такими жизненными установками? А ну как его снова кто-то оскорбит или ему так покажется?

    Или, допустим, где-то в колонии отбывает срок некий «вор в законе», который гордится своим званием и не собирается от него отказываться. Есть ли смысл применять к нему УДО, коль скоро позиция «тюрьма - дом родной» - его свободный жизненный выбор?

    В то же время показное раскаяние отнюдь не означает, что заключенный и вправду пересмотрел свои жизненные принципы. Кто может поручиться, что «крокодиловы слезы», проливаемые им по поводу своего беспутного прошлого - это не просто уловка, направленная на то, чтобы побыстрее выйти на свободу и вновь взяться за старое?

    Еще сложнее ситуация, когда осужденный считает себя невиновным. Как может честный человек раскаиваться в преступлении, которого он не совершал? Приведу исторический пример. В заключительном слове на XXII съезде КПСС Н.С. Хрущев рассказал такой эпизод: «Трагической оказалась и судьба менее известного для широких кругов в нашей партии Алеши Сванидзе, брата первой жены Сталина. Это был старый большевик, но Берия путем всяких махинаций представил дело так, будто Сванидзе подставлен к Сталину немецкой разведкой, хотя тот был ближайшим другом Сталина. И Сванидзе был расстрелян. Перед расстрелом Сванидзе ему были переданы слова Сталина, что если он попросит прощения, то его простят. Когда Сванидзе передали эти слова Сталина, то он спросил: о чем я должен просить. Ведь я никакого преступления не сделал. Его расстреляли. После смерти Сванидзе Сталин сказал: смотри, какой гордый, умер, но не попросил прощения. А он не подумал, что Сванидзе прежде всего был честным человеком».

    Возникает заколдованный круг. Судья, рассматривающий ходатайство об УДО, исходит из того, что сидящий перед ним заключенный осужден законно и обоснованно. И это естественно: в его компетенцию не входит оценка приговора, вынесенного ранее другим судом. И если осужденный утверждает, что раскаиваться ему не в чем, поскольку никакого преступления он не совершал, в глазах судьи это может послужить основанием для отказа в УДО. Получается, что данная норма закона провоцирует осужденных на то, чтобы они раскаивались в преступлении, даже если они их не совершали. Это напоминает положение в момент ареста обвиненного в хранении долларов в вентиляции управдома Никанора Ивановича Босого из романа Булгакова «Мастер и Маргарита», которого супруга напутствует в «дальний путь» словами: «покайся, Иваныч, тебе скидка выйдет», хотя управдом ни сном ни духом не ведал ни о каких валютных операциях.

    Очень сложно обстоит дело и с оценкой обстоятельств, которые призваны свидетельствовать о том, что осужденный встал на путь исправления. В качестве одного из таковых считается отсутствие взысканий в месте отбывания наказания за определенный период. Взыскания эти могут налагаться за неопрятный внешний вид, незаправленную койку, неправильное обращение к начальству, попытку поделиться едой из посылки с другими заключенными, курение в неположенном месте и т.п.

    Не следует, однако, забывать, что наличие взысканий далеко не всегда свидетельствуют о том, что осужденный закоснел в своем преступном поведении. Просто одним людям жизнь в условиях исправительного учреждения дается легче, другим труднее. Заключенный, прослуживший в своей долагерной жизни, например, прапорщиком в армии, без труда сможет приспособиться к лагерным порядкам и не испытывать никаких трудностей в исполнении установленных правил. В то же время какой-нибудь «белый воротничок», осужденный за т.н. экономические преступления, будет сталкиваться в колонии с непреодолимыми трудностями на каждом шагу, и, как следствие, непрерывно получать взыскания.

    В законе также сказано, что для выхода по УДО заключенный должен возместить причиненный им ущерб. Бывает, однако, что сделать это физически невозможно. Представим такую ситуацию: некий бомж – обманутый дольщик поджег принадлежащий владельцу строительной компании автомобиль «Майбах» стоимостью в миллион долларов. В колонии он полностью раскаялся, проникся идеей об экстремистском характере теорий классовой борьбы, примерно себя вел и преисполнен желания выйти по УДО с тем чтобы на воле заняться честным трудом и обрести со временем оседлый образ жизни. Однако возместить такой ущерб для него совершенно невозможно. Должно ли это служить препятствием для его освобождения? Не думаю.

    При рассмотрении ходатайств об УДО суд принимает во внимание также такие факторы, как занятие в местах лишения свободы общественно-полезным трудом, участие в художественной самодеятельности, спортивных командах, в различных кружках и объединениях заключенных. Ценность подобных факторов для оценки процесса исправления осужденного опять же относительна. Не во всех колониях у осужденных имеется возможность трудиться. А там, где такая возможность имеется, далеко не всегда, например, человек, привыкший на воле руководить крупной компанией, захочет шить рукавицы. А даже если захочет, не факт, что у него это получится. Быть может он хочет, например, писать статьи для какого-то специального издания. Разве это не общественно-полезный труд?

    Наверное, имело бы смысл подумать о том, чтобы осужденные имели возможность заниматься не только примитивным физическим трудом, но и более сложными видами деятельности, в соответствии со своими профессиональными навыками. Это понимали даже Сталин и Берия, создавая небезызвестные «шарашки».

    Что касается художественной самодеятельности и занятий спортом, то далеко не все заключенные обладают для этого необходимыми данными и никакого отношения к процессу исправления это не имеет.

    Если же говорить о так называемых секциях дисциплины и порядка, то они зачастую пользуются дурной славой, поскольку считается, что вступившие туда будут обязаны доносить на своих товарищей или оказывать какие-то иные услуги администрации колонии. Многие мои коллеги-адвокаты вообще крайне отрицательно относятся к подобным секциям, полагая, что их наличие – это, скорее, путь к развращению личности осужденного, нежели к ее коррекции.

    В конечном итоге решение об УДО принимает все-таки судья. И здесь очень многое зависит от его опыта, интуиции, умения «проникнуть в душу» осужденного, понять его психологию, настрой, жизненные установки. Думается, однако, что все сомнения следует трактовать в пользу ходатайствующего об УДО, поскольку лучше отпустить на свободу заключенного, который еще недостаточно исправился, чем оставить в местах лишения свободы того, кто уже давно в дальнейшем отбывании наказания не нуждается.

    Не следует также забывать, что по такому показателю, как число заключенных на сто тысяч жителей, мы опережаем европейские страны и Японию в несколько раз, и это обстоятельство лишь способствует ухудшению криминогенной ситуации в стране. Ибо тюрьмы и колонии, как я не устаю повторять, это в наших, российских условиях - «университеты преступности». Несомненно, что «пересидеть» в тюрьме или колонии значительно опаснее, чем «недосидеть», поскольку у лиц, длительное время находящихся в местах лишения свободы, постепенно утрачиваются полезные социальные навыки и, напротив, приобретаются манеры и привычки, характерные для преступного мира. Вот почему судья, как мне кажется, должен исходить из презумпции целесообразности УДО, и лишь какие-то очень серьезные обстоятельства могут заставить его отклонить соответствующее ходатайство.

    Многие сегодня требует полной отмены УДО для осужденных педофилов. Не отрицая необходимости ужесточения наказаний в отношении лиц, совершивших преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, я все же не сторонник того, чтобы «перегибать палку» и создавать своего рода «неприкасаемых» в лице одной из категорий осужденных. Иное дело, что человек, отбывший наказание за такого рода преступления, может быть подвергнут на свободе ряду ограничений. Например, он может быть ограничен в возможности приближаться на определенное расстояние к детским садам, школам, быть пожизненно лишен права заниматься определенными профессиями. За этим должен быть очень жесткий контроль как со стороны государства, так и институтов гражданского общества.

    Еще один путь для педофилов досрочно выйти на свободу – это выразить готовность в присутствии адвоката и прокурора добровольно подвергнуться химической кастрации, закон о которой, вероятно, будет принят. Хотя эта мера, конечно, не панацея, а лишь одно из средств вернуть преступника к нормальной жизни.

    Великая роль государства и гражданского общества и в дальнейшей судьбе тех, кто вышел по УДО. Если такой человек не может найти работу, если ему всюду «дают от ворот поворот», очень велика вероятность того, что вскоре за ним вновь закроется дверь тюремной камеры. И если мы не разделяем теорию Ломброзо о том, что преступниками рождаются, мы вынуждены признать, что в том, что человек встал на «кривую дорожку», в той или иной степени виноваты и общество, и государство. А потому наш общий долг – направить таких оступившихся граждан на «путь истинный». Эта работа требует неравнодушия и больших затрат времени и сил, но можно не сомневаться, что эти вложения с лихвой окупятся в будущем.

    Рубрика: Тюрьма

Оставьте свой комментарий

Чтобы оставить комментарий, вы должны войти или зарегистрироваться

Комментарии (8)

  • 27.11.2011 05:28:25

    "Как может честный человек раскаиваться в преступлении, которого он не совершал?"

    2 октября 2009 годa, житель Москвы, Сергей Мамаев, был задержан и обвинен в "групповом разбойном нападении", а затем осужден судьей Люблинкого районного суда г. Москвы Чугайновой на 10 лет строгого режима. Случилось это после того, как эксперт криминалист обнаружила сходство отпечатка снятого с терминала оплат в магазине, на улице Братиславская, 26, где два месяца назад было совершено нападение на работников этого магазина с отпечатком Мамаева из картотеки, попавший туда десять лет назад (Была погашенная условная судимость за хранение марихуаны). По горячим следам следователем Ермаковой были сделаны запросы о преступниках, совершивших аналогичные преступления, но можно ли проводить аналогию между разбоем и хранением травы? Обвинив ни о чем не подозревающего Сергея в преступлении, следователь Рокотянский С. приступил к его поимке, но прежде обратился к потерпевшим, предъявив им фото "преступника", но, не разобравшись в тонкостях экспертизы, заявил, что найденный отпечаток был на сейфе. Потерпевший Алиев, гражданин Азербайджана, очень боялся. Он боялся потерять работу, попасть в тюрьму, потому, как у него четверо детей и больная мама, которая нуждается в его помощи, боялся, что его обвинят в инсценировке и еще, он боялся своих знакомых, трех кавказцев, которые грабили магазин. Об этом мне поведала другая потерпевшая, Марина. Алиеву необходимо было кого-нибудь обвинить. Когда эксперт обнаружила чек оплаты за мобильный номер, Алиев заявил, что оплативший напал на него. Когда хозяин, возвратившийся из Азербайджана возмутился тем, что Марина не нажала на тревожную кнопку, Алиев тут же заявил, что это она виновата, это к ней приходил любовник, ну а когда ему преподнесли версию с фото Мамаева, конечно же, он его сразу "опознал" Потом была очная ставка, без законного опознания, но в присутствии адвоката, и тогда Алиев, от волнения все перепутал. Его ответы "не понравились" следователю и тот пригласил Алиева на допрос и спросил, почему он изменил свои показания? Страх покинул Алиева и он признался, что адвокат запутал его вопросами, а переводчик неправильно переводил. Кроме, как на очную ставку, Алиев больше ни разу не просил переводчика, так как прекрасно владеет русским языком и понимает все без переводчика. На очной ставке Сергей объяснил, что видел Алиева, когда, около 10 -ти вечера, заходил в магазин, тот продавал ему воду и сигареты, на что Алиев возразил, что он грузчик и ничего в магазине не продает, этим занимается Марина. Но Марины не было, когда Сергей с приятелем заходили в магазин, у прилавка стоял Алиев! Нападение на магазин произошло в 1 час ночи. Сергей вместе с женой и приятелем, в это время был уже за территорией МКАД в гипермаркете РЕАЛ, где повсюду установлены камеры видео наблюдения. Ни следователь, ни адвокат, не потрудились сделать запрос с камер, чтобы убедиться в правдивости слов Сергея, его жены и приятеля, хотя информация в данном магазине хранится не менее шести месяцев. 100% алиби было помехой для "раскрытия" висяка.

    Ответить

    • 27.11.2011 05:54:22

      продолжение

      . В суде принимались лживые показания Алиева, поддельные подписи "карманных" понятых отказ в допросе важного свидетеля, придуманная следователем версия об отпечатке с сейфа и отказ Сергею и его адвокату на всех инстанциях в просьбе использования детектора лжи. Начальник ЭКЦ ЮВАО Лукин И. во время предварительного следствия был удивлен, почему при таких противоречивых показаниях следователь не обратился к нему с ходатайством проверки на полиграфе. Невинный человек, с добродушным, мягким характером, не способный не то, чтобы ударить незнакомого человека, но даже голос повысить никогда себе не позволял, осужден на 10 лет строгого режима, третий год за решеткой ради очередной галочки в раскрываемости преступлений. Подскажите, что делать, как спасти невинную душу? Раскаяться в том чего не делал? Взять на себя чужую вину, чтобы получить возможность сократить себе срок? Я никого не обвиняю в происшедшем, я хочу только правды и справедливости. Отпечаток руки Мамаева был снят экспертом с терминала оплат. Два других отпечатка, переданных в ЭКЦ ЮВАО оказались непригодны для расшифровки и один из них был снят с сейфа. Почему, в приговоре, судья объявляет, что подтверждают вину отпечатки на сейфе? Цепочка, вначале мелких незначительных ошибок, а затем подтасовка привели к тому, что один отпечаток левой руки на терминале превратился в «следы рук на сейфе и терминале». После такой «улики» все показания свидетелей становятся ничтожными. Привожу выдержки из приговора с моими комментариями: "В период, предшествующий 00ч 40 мин. 11 августа 2009 года, точное время и место следствием не установлено, он вступил с неустановленными следствием лицами в преступный сговор, направленный на совершение разбойного нападения в целях хищения чужого имущества..." Мамаев 9-го октября подробно описал все свои встречи, передвижения, описал, с кем созванивался и где находился в период времени с 9-го по 11-е августа 2009 года, а 12-го октября следователь получил распечатки детализации звонков с его мобильных номеров, а так же с номеров свидетелей Цыганкова, Павлова и Соколова, и с номера, указанного в чеке, оставленном у терминала. И что же выясняется? Все показания подтвердились и номерами абонентов и местами нахождения Сергея и его окружения, но с номером из чека ни одного соединения нет! Так кто же эти таинственные «неустановленные следствием лица»? Сергей, находясь в следственном изоляторе, не мог получить информацию с мобильных соединений до окончания предварительного следствия, и это значит, что его показания правдивы! Допросили потерпевшего Алиева впервые только после того, как появились результаты из ЭКЦ, то есть не 10 августа, а 25 сентября.

      Ответить

      • 27.11.2011 06:17:52

        продолжение

        В приговоре судья ссылается на два заключения экспертов, в одном из них указано на то, что из трех отпечатков изъятых с места происшествия пригоден к идентификации только один, размером 24x51 мм и второе, о том, что этот отпечаток оставлен зоной гипотенар левой руки Мамаева Сергея.Кроме этих двух заключений была еще одна важная улика, о которой в приговоре не упоминается, это лист с такой информацией: Иллюстрационная таблица к заключению эксперта №5421 от 03.10.2009 г. уголовное дело №145193. Далее следует фото конверта с обеих сторон. На правой стороне конверта сопроводительная надпись: Изъято 2 отрезка д/п со следами рук с терминала по факту разбоя по адресу: ул. Братиславская, дом 26, потерпевший Мугалов Ф.С., СО Ермакова, эксперт Остапенко А.А. 11.08.09г. Понятые: 1, 2 Под конвертом масштабная линейка. Ниже следует надпись: Иллюстрация №1. Общий вид упаковки №1, представленной на экспертизу. Ниже – фото двух отрезков дактилопленки, расположенных над одной масштабной линейкой. Ниже надпись: Иллюстрация №2. Следы рук, перекопированные на отрезки дактилопленки наибольшим размером 24x51мм, 41x55 мм, представленные на экспертизу. Копию этого листа, конечно представлю. Если сопоставить заключения экспертов, откуда следует, что отрезок со следом руки размером 24x51 принадлежит Мамаеву Сергею с надписями на листе, то видно, что этот след оставлен на терминале. Терминал оплат находится в торговом зале и доступ к нему в часы работы магазина открыт для всех. А вот вывод судьи: "При этом суд отмечает, что данный след перекопирован с сейфа, обнаруженного на месте преступления, что так же опровергает показания подсудимого о том, что он в магазине подходил только к терминалу." Почему судья сделала такой вывод? О каком заключении эксперта идет речь, если из трех изъятых с места происшествия отпечатков, два оказались непригодны для идентификации человека? Обвинение построено на отпечатке и опознании Алиевым, из них отпечаток, вопреки заявлению судьи в приговоре снят с терминала, Все прочее может подтвердить лишь факт события, но никак не вину Сергея. Ну а вот выдержка из отказа в рассмотрении надзорной жалобы адвоката председателем Мосгорсуда Егоровой О.А от 14 ноября 2011 г. № 4у-8953: «Вопреки доводам жалобы, доказательства, на которых основан приговор суда, являются допустимыми, так как получены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона. Всем исследованным доказательствам, в том числе и тем, на которые Вы ссылаетесь в надзорной жалобе, в соответствии со ст.88 УПК РФ в приговоре дана надлежащая оценка, не согласиться с которой оснований не имеется. Из обжалуемого постановления судьи Московского городского суда видно, что приведенные в жалобе доводы проверены и правильно признаны несостоятельными.При таких обстоятельствах Ваша жалоба в защиту Мамаева С.Г. удовлетворению не подлежит.» Холодное равнодушие к судьбе невинного человека поражает до глубины души. Такое ощущение, что ты стоишь на оторванной льдине, а тебе твердят с д

        Ответить

        • 27.11.2011 06:19:33

          продолжение

          с другой стороны, что ты там, а мы здесь и помочь тебе невозможно. Расстояние все увеличивается, и шансов спастись все меньше. Сергей Мамаев, 1978 г.р был этапирован в Нижегородскую область и теперь отбывает срок в поселке Шерстки, Тоншаевского района, ФКУ ИК-12, 3 отряд, индекс 606625. 30 декабря ему исполнится 33 года. В заключении он может пробыть по приговору суда еще не полных восемь лет. К тому времени ему уже будет 41, а его дочери – 19. Девятилетняя девочка, на глазах которой развернулась эта чудовищная несправедливость, растет и развивается без отца и страшно представить, что ждет её в будущем. Любая анкета, в которой указано, что близкий родственник находится, или был в заключение, делает тебя изгоем. Вот такая история. С уважением Тимофеева Н.В.

          Ответить

  • 21.12.2011 13:19:46

    Караваева Нина

    помогите.

    Добрый вечер! Подскажите куда писать,к кому обращаться,что делать??? ЗАЯВЛЕНИЕ. Приговором Ворошиловского районного суда г. Ростова-на-Дону от 27 октября 2011 года , Караваев Олег Николаевич 30 января 1981 г рождения, уроженец Ростовской области Тацинского района п.Быстрогорского, признан виновным в создании ОПГ с целью сбыта наркотических средств и осужден по совокупности преступлений, к 15 годам лишения свободы и штрафом 500 тыс. рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Этим же приговором осужден Матюшенко С.А., Мудрый В.С., Варнавский А.Н., Аскольский М.А., Шаповалов Д.А., Донской В.А. Мы Считаем указанный приговор незаконным, подлежащим отмене в виду существенных нарушений норм уголовно – процессуального права и несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного разбирательства. Приговор не соответствует требованиям ст. ст. 297, 299, 307 УПК РФ. Выполнение стоящих перед судом задач по осуществлению правосудия, требует от судей, чтобы приговор по каждому делу был законным, обоснованным и справедливым, то есть по своей форме он должен соответствовать закону, а по содержанию основываться на материалах дела, которое расследовано судом в точном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. В своем Постановлении от 29 апреля 1996 года № 1 (с изменениями на 6 февраля 2007 г.) «О судебном приговоре» Пленум Верховного суда РФ указал, что в соответствии со ст. 73 УПК РФ при производстве по уголовному делу в суде подлежат доказыванию, в частности события преступления, виновность предусмотренного в совершении преступления, форма вины и мотивы преступления с учетом этих требований и в силу ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описания преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места, времени, способа его совершения, форма вины, мотивов, целей и последствий преступления. Если же преступления совершены группой лиц, по предварительному сговору или организованной группой, в приговоре должно быть четко указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из соучастников преступления. Эти требования закона судом не выполнены. Не по одному из предъявленных Караваеву О.Н. обвинений, которые по мнению суда доказаны, суд не указал, а какие его конкретные действия образуют состав преступления предусмотренного п. «а» ч. 3 ст. 228.1 и какими доказательствами подтверждены выводы суда о том, что он является организатором ОПГ? При описании данного состава суд обосновал свои выводы не на фактических обстоятельствах, а на необоснованных предположениях и домыслах, что запрещено законом. Так суд посчитал установленным, что в начале 2008 года Караваев О.Н. реализовал разработанный план преступной деятельности, приискав для этого поставщика-неустановленное лицо по имени Александр, Колесникова В.Ю., Матюшенко С.А., Мудрого В.С., Варнавского А.Н., Аскольского М.А., Шаповалова Д.А., Донско

    Ответить

  • 21.12.2011 13:22:50

    Караваева Нина

    помогите

    продолжение.При этом посчитал установленным, что именно Караваев О.Н. разработал план и организовал преступную группу с целью сбыта наркотических средств. Исходя из каких обстоятельств суд пришел к выводу, что Караваев О.Н. разработал и организовал преступную группу с целью сбыта наркотических средств, а Колесников В.Ю., Матюшенко С.А., Мудрый В.С., Варнавский А.Н., Аскольский МА., Шаповалов Д.А., Донской В.А. дали свое согласие на вступление в преступную группу, сам факт существования которой вызывает сомнения, в обжалуемом решении не указано. Как следует из показаний в суде Караваева О.Н. и самого Колесникова В.Ю., Караваев никогда не руководил процессом закупки наркотических средств Колесниковым у неустановленного лица Александра. Колесников подтвердил также, что покупал наркотические средства у Александра самостоятельно, предварительно созваниваясь с ним и договариваясь о встрече, он покупал наркотики для собственного употребления и иногда продавал неограниченному кругу лиц. Из показаний остальных якобы участников преступной группы известно, что они не знакомы между собой, о нём никто никогда ничего не слышал и периодически покупали наркотические средства у Колесникова и других лиц для собственного, иногда совместного употребления. Это исходит и из их показаний на предварительном следствии. Таким образом, ссылка суда на факт организации Караваевым О.Н. преступной группы, не основана на доказательствах исследованных в ходе судебного разбирательства. Суд посчитал установленным, что каждый из членов группы заказывал наркотические средства Караваеву О.Н. через Колесникова В.Ю., ссылаясь при этом только лишь на показания Колесникова В.Ю., что опровергается показаниями всеми другими участников. Из их показаний следует, что НИКТО не знал Караваева О.Н., так называемого организатора преступной группы, у которого, по материалам дела и в соответствии с приговором, они и заказывали наркотические средства. Таким образом, суд, при вынесении приговора, ссылается только лишь на показания Колесникова В.Ю., которые ничем не подтверждаются, но опровергаются им же при даче показаний в судебном заседании и показаниями всех других участников. Суд также не учел, то, что все участники, так называемой, ОПГ не знакомы между собой, в приговоре явно указано, что связь между некоторыми участниками, только лишь в том, что практически все из одного поселка, но это не является доказательством участия и организации преступной группы. Считаем, что суд также не обратил должного внимания на недостаточность доказательств: в материалах уголовного дела нет детализации звонков с его номера на номера телефонов остальных участников группы, в удовлетворении ходатайства о запросе указанных детализаций суд отказал, таким образом, слова Караваева О.ничем не опровергнуты. Суд не учел и тот факт, что именно Колесников подписал соглашение со следствием, но было бы логичнее и обычно такие соглашения предлагают и подписывают именно организаторы, ведь следствию необх

    Ответить

  • 21.12.2011 13:24:33

    Караваева Нина

    помогите

    ПРОДОЛЖЕНИЕ, ведь следствию необходимо найти главных сбытчиков наркотических средств, соответственно, если его обвиняют в организации ОПГ, соглашение должно было быть предложено ему, чего не произошло, тем самым следователи признались в том, что они либо не хотят раскрыть основных сбытчиков, либо в том, что Караваев О.Н. не являюсь организатором и участником ОПГ. Также, при задержании в его автомобиле, были найдены и изъяты наркотические средства, на упаковке не были обнаружены его отпечатки пальцев, были взяты смывы с рук и руля, в которых тоже не обнаружены следы наркотических средств, он сразу же пояснил, что найденные наркотические средства ему не принадлежат, а также пояснил, с кем и при каких обстоятельствах встречался непосредственно перед задержанием, а именно с Устенко Л., который имел доступ к его автомобилю и подложил н.с., когда его мыл на мойке, Караваев О. подтвердил это и в судебном заседании, но ни следователь, ни суд не посчитали нужным допросить Устенко Л. и подтвердить или опровергнуть мои доводы. Квалификация по данному эпизоду: незаконное приобретение, хранение с целью сбыта, но в таком случае почему бы не задержать его непосредственно при сбыте этих наркотических средств? Суд посчитал доказанным факт передачи наркотических средств Матюшенко С. 4 марта 2010 года. Однако, суд не посчитал нужным устранить противоречия в его показаниях и показаниях Матюшенко, более того, суд отказал в удовлетворении заявленного Караваевым О. ходатайства о запросе детализации звонков его телефона в указанный день, что доказало бы правдивость его слов о том, что 4 марта 2010 г в период времени с 21:00 до 23:00ч. Он с Матюшенко С.не встречались, также, суд не обратил внимания на то, что в день, указанный Матюшенко, я находился на работе. В роли понятых участвовали не случайные люди, а именно свидетель Гресь, который является свидетелем по многим делам ГНК РФ по РО, который употребляет наркотики за что привлекался к уголовной ответственности, соответственно данный свидетель, действуя по договоренности, и в интересах оперуполномоченных и следователя ГНК, дал неправдивые показания, подписал лишь то, что написал следователь. Все свидетели, допрошенные в судебном заседании показали, что я никогда не отличался лидерскими качествами, Матюшенко также пояснил, что никогда не стал бы выполнять мои указания, тем более те, которые касаются нарушения закона. Положительные характеристики также доказывают то, что я не склонен и не способен к совершению преступлений, факт того, что я всю сознательную жизнь работаю, помогаю маме и не гнушаюсь любого честного труда говорит о не имении необходимости и даже мыслей о совершении каких-либо преступлений, тем более таких тяжких. Таким образом, выводы суда, изложенные в приговоре, не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, что в соответствии со ст. 379 УПК РФ является основанием для отмены приговора. Уголовное дело № 2009868054 от 21.04.2009г.-17.02.2011г.Следователь,

    Ответить

  • 21.12.2011 13:26:11

    Караваева Нина

    помогите

    ПРОДОЛЖЕНИЕ, Таким образом, выводы суда, изложенные в приговоре, не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, что в соответствии со ст. 379 УПК РФ является основанием для отмены приговора. Уголовное дело № 2009868054 от 21.04.2009г.-17.02.2011г.Следователь, Заместитель начальника 1 отдела следственной службы Управления ФСКН России По Ростовской области майор полиции Голубь В.А.,на Чехова 35 г.Ростова-на-Дону В Ворошиловским суде г.Ростова-на-Дону ДЕЛО № 1-139/2011 от 28.02.2011г. - 27.10.2011г.Судья Ткаченко Г.Приговор вынесли 27.10.2011г. Мы просим не милости, а «полного соблюдения закона». 198255 г.Санкт-Петербург Ул.Лёни Голикова д.70 кв.62 Караваева Нина Григорьевна Тел :+7 9062679048 21.12.2011г.

    Ответить

Вход

Войти на этот сайт вы можете, используя свою учетную запись на любом из предложенных ниже сервисов. Выберите сервис, на котором вы уже зарегистрированы.

Войти под профилем Вконтакте

Войти

Внимание!

Внимание!

Внимание!

Возможность голосования доступна только зарегистрированным пользователям.

Авторизируйтесь или пройдите регистрацию